Самый северный дацан (теперь уже не самый)

Дацан Гунзэчойнэй, что в переводе означает «Источник святого учения Всесострадающего», без малого сто лет был самым северным буддийским храмом. Самым-самым – единственным в мире на этой широте и выше.

И хотя в 2014 году пальма географического первенства перешла к новому дацану в Якутске, петербургский храм по-прежнему остается уникальным в своем роде: это единственная в России культовая постройка, выполненная по всем канонам тибетской архитектуры.

А ведь очень долгое время буддисты вообще не имели в Петербурге ни одной официальной молельни! Собственно говоря, и самих их в столице Российской империи было крайне мало: в переписи 1869 года отмечен всего один представитель конфессии на всю губернию, к 1897 году их стало 75.

Однако, с начала XX века ситуация начала резко изменяться: усилились российско-тибетские дипломатические отношения, в рамках «укрепления начал веротерпимости» в официальных документах буддистов перестали называть «язычниками» и «огнепоклонниками». Подтянулась и интеллигентная публика. В моду стремительно входили Индия и Гималаи, стихи Рабиндраната Тагора и очерки Рериха о культуре Азии. К концу девятисотых годов в городе жили уже около двухсот буддистов, – и это, понятно, не считая иностранцев.

В такой атмосфере появление дацана оставалось лишь вопросом времени.

Надо сказать, нельзя просто так взять и построить буддийский храм. Дело это крайне непростое и энергозатратное: существуют специальные молитвы, ритуалы и гадания, которые помогут более-менее определиться с местом на карте; потом нужно вычислить, благоприятен ли ландшафт и что говорят на этот счет астрологические приметы; а потом еще и договориться с недовольными стройкой соседями.

В 1909 году известный буддийский просветитель и общественный деятель лама Агван Доржиев благополучно прошел этот квест и приобрел участок земли на северной окраине Петербурга.

Первоначальный проект молельни, разработанный Доржиевым и студентом-инженером Николаем Березовским, был довольно скромным. Однако бюрократические проволочки потребовали привлечения профессионального архитектора и создания специальной комиссии для строгого контроля над строительством. Поэтому эскизы никому не известного Березовского переработал модный Гавриил Барановский, автор Елисеевского магазина на Малой Садовой, а в комитет вошли ведущие ученые-востоковеды того времени – санскритологи, монголисты, буддологи.

В результате на Старой Деревне возникло роскошно отделанное здание, мастерски сочетающее в себе черты модной европейской и традиционной тибетской архитектуры.

Несмотря на то, что на первый взгляд массивная каменная конструкция производит более чем «нездешнее» впечатление, на самом деле – это очень и очень петербургское здание: не перенесенная из далеких Гималаев копия древнего святилища, а интеллигентное переосмысление и внедрение тибетских мотивов на родную болотистую почву.

Отделка привычным для Петербурга колотым гранитом, использование модного облицовочного кирпича и глазурованной плитки, плиточный пол с тонким рисунком, стеклянные плафоны и огромные витражи по эскизам Николая Рериха, – всё это, конечно, роднит постройку с известными образцами северного модерна.

Отсылки к Тибету тоже считываются безошибочно: трапециевидный очерк массивного силуэта, детали декора – стилизованные скульптуры львов, традиционные медальоны и рисунок на плитке фриза, заказанные в Монголии и Бурятии каноничные статуи Будды. Стены имеют небольшой внутренний уклон – реверанс в сторону древних гималайских строителей, которые умели возводить постройки схожей конструкции без строительного раствора. Вход, он же выход, – по всем правилам, на юг, в сторону Шамбалы.

Стройка была закончена а 1915 году, – а уже в 1916 большая часть монахов покинула Петроград. Еще спустя три года дацан был жестоко и бессмысленно разграблен: украли серебряную церемониальную посуду, уничтожили уникальный архив Агвана Доржиева, разбили позолоченную алебастровую статую Будды.

И всё же трудности XX века не сильно отразились на внешнем виде дацана, – почти все утраты внешнего и внутреннего декора восполнили и отреставрировали, так что храм по-прежнему выглядит весьма впечатляюще.

Убедиться в этом можно самостоятельно: каждый день, кроме среды, с 10:00 до 19:00, по адресу Приморский проспект, 91.