Здоровый образ жизни императора

Императоры – вершители судеб. Они ведут за собой армии, без них земля не вертится и солнце не светит. Тем не менее, наивно полагать, что они проводили всё своё время в государственных заботах: цари увлекались и спортом, и охотой, и многим другим. Сегодня мы расскажем о наиболее неоднозначных пристрастиях, которые никак не вяжутся с тем, что мы видим на парадных портретах. Императорская семья – это же святое! Но все же, они просто люди, пусть и рожденные для короны на голове.

О первом императоре нашего блока, Петре III, известно только то, что женушка Екатерина его пыталась выставить заядлым алкоголиком, пристрастившимся к употреблению спиртного ещё в детстве. Однако современная историография опровергает этот факт, любезно донесенный до нас мемуарами Екатерины II. Про спорт при Петре ничего не известно. Возможно, потому, что его в привычном нам виде тогда просто не существовало. Но мы точно знаем, что император увлекался игрой в солдатики. А что ещё делать, если крепким здоровьем не отличаешься?

При Екатерине II в Россию наконец пришел спорт, хотя он все ещё был довольно далёк от того, как это выглядит сейчас. Императрица всячески способствовала тому, чтобы наследники как можно больше времени проводили на улице, занимались гимнастикой и даже учились плавать (это было нетипичным умением для аристократа конца XVIII века). Вместе с тем, она была не против нюхнуть табачку, с той оговоркой, что тогда он считался полезным: и нос прочищал, и разум. Также Екатерина вновь сделала охоту модной при дворе. Владычица была великолепной наездницей, чем всех возмущала, ведь не женское это дело, в седле «по-мужски» скакать! Надо же было ей, буквально шестнадцатилетней, чем-то заниматься в России, пока ее столь же юный муж играет в куклы.

Сын Екатерины, Павел, был просто ЗОЖ-ным ЗОЖ-ником. Возможно, также как и во многих других делах, наперекор своей маман. Вставал он рано утром, проводил смотр войск, гулял, принимал пищу в очень умеренных количествах, не злоупотреблял алкоголем, в десять уже был в кроватке. Да, прямо как сын маминой подруги. И всё было бы хорошо, если бы Павел не заставлял всю столицу жить в его режиме. Конечно, никто (даже его сын, будущий Александр I) не подчинялся такому распорядку. Наследник коротал время до воцарения в компании друзей, и они вряд ли занимали себя одними мечтами о реформах.

Ещё Александр курил, но очень тихенько. Настолько, что мы знаем об этом только по сохранившейся трубке. Также, возможно, увлекался мальчиками, но эти слухи могли быть распущены поляками, которые недолюбливали русского императора (он, видите ли, конституцию им даровал).

Следующий император, Николай I, был не только консерватором, но и трезвенником. Причем, судя по всему, единственным в династии. Он вообще никогда не пил, даже на торжественных приемах заменял алкоголь минеральной водой. Но если распитие крепких напитков в своем присутствии монарх ещё как-то переносил, то курение – категорически нет. В его правление было издано несколько антитабачных законов, запрещавших курить в общественных местах и даже просто на улице. Но, скорее всего, причина была не в личной неприязни царя к табачному дыму, а в частых пожарах.

Александр II жил намного веселее. И папиросы с сигарами курил, и кальян, считая, что он помогает пищеварению, и выпить был не против, особое предпочтение отдавая французским винам, и охоту в высших кругах сделал вновь популярной. Также любил гулять пешком, особенно вокруг Зимнего дворца, под прицелом народовольцев.

Кроме того, когда Александр II был хозяином Зимнего, в нём появились велосипеды. Закупили их зимой, поэтому молодые Романовы, не в силах дотерпеть до тепла, катались прямо по залам дворца, приводя этим в ужас дворцовых смотрителей.

Александр III, уже знавший, что когда-нибудь наследует престол, не участвовал в велосипедных заездах, зато занимался огородом, любил рыбалку, а также пил и курил в не самых умеренных количествах. Наш человек, одним словом. Причем, царь был настолько близок к народу, что в первые советские годы миф о его алкоголизме культивировали так усердно, что тот прижился в головах не одного поколения. Миф мифом, но толика правды в нём есть. Да, император выпивал, но не то чтобы очень много, да и предпочтение отдавал вовсе не вину или горькой, а квасу. Также, к столу Александра часто подавали шампанское: сначала французское, а затем и российское. Второе сначала было не самого высокого качества, но со временем улучшилось, ведь негоже подавать к монаршему столу напитки сомнительного качества. Интересная деталь об отношении правителя к алкоголю: он дал очень милое прозвище анисовой водке, которую даже в самом высшем обществе именовал «пердунцом». Он царь, ему можно.

И Александр III, и Мария Федоровна много курили. То же делали и их наследники. Так, Николай II считается самым курящим русским царем. Мы можем увидеть его с папиросой чуть ли не на каждой второй семейной фотографии. Раньше такого безобразия не было, скажете вы и будете почти правы. Фотографии раньше действительно не было, поэтому до нас дошли снимки только двух последних императоров. Писать парадный портрет царя с трубочкой или папироской в руке явно было бы лишним. На то портрет и парадный, чтобы показать святость и силу правителя. А сила разве в табаке? Так что, вполне возможно, что Николай был далеко не рекордсменом, просто свидетельств о его грешках до нас дошло больше.

Выпивал последний император тоже усерднее, чем предшественники. Опять же, нам может так казаться из-за того, что алкогольные похождения были ярко отражены в дневниках царя. Он мог и «нагрузиться», и «надрызгаться» чем покрепче, и «расслабиться», причем, в основном в офицерской среде. Даже в 1910 году, когда обстановка в стране было напряжённой, Николай мог целые ночи проводить на пьянках. Но на парадных приёмах он был достаточно умерен. Если пару рюмочек портвейна и два-три бокала шампанского можно назвать умеренностью, конечно.

Также Николай был самым спортивным из всех императоров: на велосипеде катался, на байдарке плавал, в теннис играл, увлекался хоккеем (играл без коньков, в валенках) и лыжами. Одним словом, как только не отвлекался от трудностей, связанных с управлением летящей в пропасть страны, и привлекал к этому всю семью. Как и к курению, поэтому молодые царевны, даже Анастасия, покуривали.

После отречения царь не отказывал себе в спорте, а в заключении в Тобольске даже соорудил для себя тренажер, чтобы восполнять нехватку привычных физических нагрузок. Но курить он меньше не стал и за 9 месяцев 1917 года выкурил около 8000 папирос, что, в среднем, по 29 в день.

Посмотрев на то, как развивались пристрастия императоров, можно сделать поспешный вывод о том, что курение, равно как и активные занятия спортом, разрушает империи. Возможно, в этом есть доля истины. Кто знает, что было бы, если бы Николай II больше времени уделял политике, а не «представительским делам» в армии и упражнениям в спортивных играх. Но, согласитесь, описанные нами детали повседневной жизни делают императоров более человечными, и разве можно их за эту человечность осуждать?