Условно-досрочное освобождение по ст. 228 УК РФ

23 June 2020
623 full reads
6 min.
1,7k story viewsUnique page visitors
623 read the story to the endThat's 36% of the total page views
6 minutes — average reading time

Довольно часто возникает вопрос о том, может ли человек освободиться условно-досрочно, если он осуждён по статье 228 Уголовного кодекса РФ – за приобретение, хранение, перевозку, изготовление или перевозку наркотиков. Этой статьёй я хочу дать решительный бой этому вопросу, а также ряду других – также связанных с «народной» статьёй.

УДО по 228 возможно

Право осуждённого обратиться с ходатайством об условно-досрочном освобождении, согласно российскому законодательству, вытекает не из совершённого преступления, а из того, насколько успешно он исправляется. Поэтому ДА, УСЛОВНО-ДОСРОЧНОЕ ОСВОБОЖДЕНИЕ по 228 ВОЗМОЖНО, как и по любой другой статье УК.

Чтобы освободиться из мест лишения свободы условно-досрочно, осуждённому по статье 228 УК РФ необходимо соответствовать некоторому набору критериев. В общем и целом, он незначительно отличается от требований к осуждённым по другим статьям.

отбыто не менее трёх четвертей наказания (это очень значительная часть наказания – так же много должны отсидеть только террористы и организаторы преступных сообществ);

  • положительное отношение к учёбе и труду в период отбывания наказания;
  • участие в жизни отряда, благоустройстве территории колонии;
  • хорошее поведение в колонии;
  • наличие поощрений и отсутствие взысканий;
  • отношение осуждённого к своему преступлению;
  • возмещение причинённого преступлением вреда;
  • есть положительная характеристика от учреждения, где человек отбывает наказание.

Теперь давайте остановимся на каждом пункте чуть более подробно:

Отбытие трёх четвертей срока

Три четверти срока – очень значительная часть. Если преступник осуждён к лишению свободы на восемь лет, до возникновения права на подачу ходатайства об УДО ему нужно отсидеть целых шесть из них. Для сравнения, осуждённые за ДТП с летальным исходом получают такое право, проведя в МЛС лишь треть срока. При этом осуждённым за наркотики, как известно, не положен пересчёт срока, проведённого в СИЗО в период следствия.

Я убеждён, что для лиц, совершивших преступления, связанные с употреблением наркотиков, данное требование необходимо значительно смягчить – особенно для тех, кто осуждён впервые. Связано моё мнение с тем, что практически никакого исправительного воздействия, способного излечить наркомана от зависимости, в колониях не оказывается. Человек просто лишён возможности употреблять наркотики в течение длительного времени. И то не всегда – часто достать дурь в колонии оказывается даже проще, чем на воле.

Однако, закон – есть закон. Три четверти придётся отмотать. При этом сам факт отбытия столь значительной части наказания никак не гарантирует того, что человека выпустят по УДО. Он получает лишь право обратиться в суд с соответствующим ходатайством. Стоит отметить, что за столь значительную часть срока осуждённый может успеть как сделать для своего УДО очень многое, так и изрядно накосячить, поставив досрочное освобождение под большой вопрос.

Положительное отношение к учёбе и труду

Суд учитывает, как осуждённый относился к учёбе и труду. Ошибочно полагать, что если осуждённый не работал и не учился в колонии, его не отпустят. Всё будет зависеть от того, какие у него были причины не учиться и не работать. Справка о том, что человек не вылезал из тюремной библиотеки – достаточный довод для того, чтобы считать его отношение к учёбе положительным. Как и заявление с просьбой трудоустроить подтверждает отношение к труду.

Закон напрямую не требует от человека ни учёбы в тюрьме, ни работы. Кроме того, многие учреждения не способны обеспечить осуждённых ни работой, ни возможностями для обучения. Однако, если человек и учился, и работал – всё это пойдёт ему в плюс и обязано быть учтено судом при вынесении решения об условно-досрочном освобождении.

Письменно обратиться с просьбой о трудоустройстве нужно максимально рано – оптимально сделать это ещё в СИЗО. Скорее всего, в ответ придёт письмо о том, что обеспечить подследственного работой нет никакой возможности. Это письмо нужно сохранить и представить в суд при обращении с ходатайством об УДО. С таким же заявлением стоит обратиться и по прибытии в колонию.

Если осуждённый не работал по уважительной причине – это не может быть основанием для отказа в УДО. Другое дело, если он умышленно бойкотирует работу. В этом случае колония может написать в характеристике даже о том, что осуждённый поддерживает криминальные традиции. Такая характеристика, как правило, ставит крест на перспективах УДО. Хотя, и в этом случае есть исключения.

Участие в жизни отряда и благоустройстве территории колонии

Статья 106 Уголовно-исполнительного кодекса позволяет администрации колонии привлекать осуждённых к «выполнению работ по благоустройству исправительных учреждений и прилегающих к ним территорий».

Продолжительность обязательных работ не должна превышать двух часов в неделю. Осуждённый может обратиться к администрации с заявлением о том, что хочет уделять благоустройству МЛС больше времени. Это стремление отражается в личном деле осуждённого и его характеристике при рассмотрении вопроса об УДО. Суды считают работу сверх нормы ещё одним подтверждением положительного отношения осуждённого к труду.

Участие в жизни отряда – крайне расплывчатая формулировка, однако важная. Одна из задач исправления – обеспечить возвращение преступника в общество, его социализацию. Отношения в коллективе и активное участие в жизни отряда – признаки успешной социализации.

Вопреки распространённому среди осуждённых стереотипу, участие в жизни отряда не подразумевает поддержку СДП и прочих «секций» – осуждённый может активно играть с коллегами в шахматы, тренировать их в спортзале, пропагандировать среди других осуждённых чтение или, например, консультировать по юридическим вопросам.

Хорошее поведение в колонии – наличие поощрений и отсутствие взысканий

При отказе в УДО суды часто указывают в постановлениях, что «поведение осуждённого в период отбывания наказания не было идеальным». На самом деле, такая формулировка не является законной, а если нет других оснований для отказа – даже может служить поводом для отмены решения суда.

Да, осуждённый обязан соблюдать Правила внутреннего распорядка, т.е. «вести себя хорошо». Но в колонию его привезли для исправления, и при принятии решения об условно-досрочном освобождении судья должен, в первую очередь, учитывать динамику этого самого исправления.

В практике ZNBM.ru есть немало случаев, когда условно-досрочно освобождались осуждённые, имеющие выговоры и взыскания (и даже не одно, а несколько). Закон требует, чтобы суд «учитывал данные о поощрениях и взысканиях». При этом наличие поощрений – недостаточный повод для УДО, а наличие взысканий – недостаточный повод для отказа.

Суду надлежит дать оценку каждому нарушению распорядка. Крайне важно при этом, связано ли взыскание с преступлением. Если человек осуждён по 228, а взыскание получил за то, что попался на глаза начальнику в неправильно застёгнутой куртке – сохраняется высокая вероятность УДО.

Гораздо опаснее ситуация, когда человек отбывает наказание за наркотики и все его взыскания тоже связаны с употреблением наркотиков. В этом случае суд, скорее всего, сделает выводы о том, что дальнейшее исправление возможно только в колонии. В условно-досрочном освобождении суд, скорее всего, откажет.

Важно и то, много ли времени прошло с момента получения взысканий. Если человек, например, нарушил ПВР ещё в СИЗО, а потом раскаялся в этом и в колонии вёл себя исключительно положительно, старые проделки не могут признаваться законными основаниями для отказа в УДО. Здесь у осуждённых по 228 как раз больше шансов на УДО, чем у тех, кто имеет право обратиться с ходатайством после трети и без того короткого срока – неосторожные преступники часто просто не успевают загладить свои косяки, остаются ещё на полгода (до следующего права на подачу ходатайства).

Отношение осуждённого к преступлению

Многие (даже очень хорошие адвокаты) часто пишут, что для условно-досрочного освобождения необходимо признание осуждённым вины. На самом же деле, статья 79 УК РФ требует от суда учесть лишь отношение человека к совершённому преступлению.

В России действительно существует некая «презумпция признания вины». Считается, что именно это признание – чуть ли не главный признак исправления. На самом деле, есть масса причин, по которым осуждённый не признаёт вину. В первую очередь, это вопиющие нарушения на этапе следствия и рассмотрения дела по существу.

Отказ в УДО лишь на том основании, что осуждённый не признал свою вину в преступлении, нельзя признать законным. Суд должен решить, считает ли человек преступлением то, за что осуждён, собирается ли он продолжать заниматься преступной деятельностью после освобождения, и т.п.

Признание вины – одно из самых тонких мест в практике УДО. Если осуждённый отрицает свою вину, к подготовке ходатайства обязательно нужно отнестись гораздо более внимательно. В случае со статьёй 228 это особенно важно, ведь именно по этой статье отбывает наказание наибольшее число невиновных.

Возмещение причинённого преступлением вреда

Как правило, «потерпевшими» по делам о наркотиках являются государство и общество, вред которым причиняется нематериальный (не как, например, при ДТП). Соответственно, говорить о возмещении этого вреда тоже не приходится.

Однако, судам традиционно нравится, когда осуждённый искупает вину деньгами. Отбывающим наказание по 228, можно посоветовать лишь попытаться добровольно потратить какие-то средства на заглаживание вреда. Например, судам нравятся пожертвования в тематические фонды.

Кроме того, всегда выгодно потратить деньги на собственное лечение. Сделать это в колонии достаточно сложно, но варианты существуют. Постараюсь написать об этом аспекте отдельную статью.

Если же есть настоящие пострадавшие по делу – необходимо принести им письменные извинения и попытаться загладить вред.

Положительная характеристика и «поддержка колонии»

Начальники отрядов колоний любят обещать осуждённым так называемую «поддержку колонии» при рассмотрении вопроса об условно-досрочном освобождении. Этой поддержкой и мотивируют, а также нередко и шантажируют. Так ли это важно и можно ли выйти по УДО без поддержки администрации?

По закону, суд обязан учитывать мнение администрации колонии о целесообразности условно-досрочного освобождения осуждённого. Колония в обязательном порядке предоставляет в суд характеристику, в которой указывает обстоятельства отбывания человеком наказания – как относился к учёбе и труду, хорошо ли себя вёл, участвовал ли в жизни отряда, был ли вежлив с другими осуждёнными и представителями администрации и так далее.

Положительная характеристика и «поддержка колонии» действительно являются значимыми обстоятельствами при разрешении вопроса об условно-досрочном освобождении. Однако, суд обязан лишь учитывать эти обстоятельства – отказать на том лишь основании, что учреждение против, суд не имеет права.

По статистике, в России удовлетворяется чуть более 5% ходатайств осуждённых, против УДО которых выступали колонии. В нашей собственной практике процент результативных ходатайств ещё выше. К сожалению, колонии не так много делают для реального исправления осуждённых, а вот оставить себе ценного работника хотят часто. В суде переспорить колонию и прокурора довольно сложно, но можно. Как прокуроры, так и судьи, нередко становятся на сторону осуждённого.

Вместо выводов

Условно-досрочное освобождение осуждённых по 228 статье требует большого внимания к мелочам. Крайне важно, продолжает ли осуждённый принимать наркотики или пытается бороться с зависимостью. Для принятия решения об УДО суду нужно прийти к выводу о том, что человек может

продолжить исправление вне колонии – на свободе. Это и нужно попытаться доказать в суде.

Вопреки расхожему мнению (в том числе и нередко встречающемуся в постановлениях судов об отказе в УДО), для того, чтобы освободиться условно-досрочно, человеку не нужно полностью исправиться. Нужно лишь уверенно встать на путь исправления. Статья 79 УК РФ подразумевает, что УДО положено в том случае, если суд признает, что для своего исправления осуждённый «не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания».

Своим клиентам мы рекомендуем обращаться с ходатайствами об УДО вне зависимости от того, насколько высоки шансы на их удовлетворение. Сотрудники колоний часто отговаривают осуждённых от УДО, ссылаясь на какие-то нарушения, непризнание вины, небольшой остаток срока, отсутствие поддержки. Такие призывы часто не имеют под собой никаких оснований, являются скорее проявлениями лени некоторых начальников отрядов и других представителей администрации.

Ждать чего-либо и тянуть с подачей тоже нет особого смысла – по закону, обращаться с ходатайством об УДО можно каждые шесть месяцев. При тех сроках, которые дают по 228-м статьям, осуждённый должен использовать каждую возможность выйти на свободу раньше звонка. Мы также рекомендуем оспаривать любые отказы в вышестоящих инстанциях. Это, как минимум, помогает коротать время от подачи до подачи.

Если у вас есть вопросы, связанные с УДО и ЗНБМ – задавайте, я постараюсь максимально обстоятельно на них отвечать в следующих статьях.

Статья написана специально для правового портала 9111.ru и впервые опубликована на нём. Задавать свои вопросы крупнейшему сообществу юристов вы можете и по ссылке.

Читайте на нашем канале: