Молдавское вино - химия любви

16.05.2018

В середине лета меня взяли на оздоровительный сбор в город Бендеры, Молдавской ССР. Сборная Ленинграда по тяжелой атлетике, в составе двадцати сильнейших тяжелоатлетов и двух тренеров, рано утром прибыла на поезде в Одессу. Заказанный для нас автобус доставил команду через два с половиной часа прямо к гостинице. Мы попали в солидное лето, четыре недели стояла температура выше 30 градусов. Гостиница Интурист. В километре от нее спортивная база, а напротив гостиницы, через Днестр Парк культуры и отдыха, где находилась открытая танцплощадка.

В гостинице еще расположилась сборная Союза, девушек до 20 лет, по академической гребле. Очень рослые, ладные девчушки ходили стайками и, когда они нас видели или мы сталкивались в коридорах или холле гостиницы, они дружно хохотали. Они готовились к международной регате в Польше.

Наш день на сборах начинался в 8:30 с утреннего построения на набережной перед гостиницей. Тренеры и несколько спортсменов выходили из гостиницы, часть бравых ленинградских атлетов приходили прямо из Парка КиО, а удалые «гусары» из квартир, где их временно приютили гостеприимные хозяйки, утопающего в цветах и зелени, города. Мы, стоя перед тренерами, выслушивали их невнятную речь и любовались скользящими лодками по воде. У девушек к этому времени уже заканчивалась первая из трех дневных тренировок. Парни затягивали дискуссию с тренерским штабом, чтобы вместе с девушками ввалиться в холл гостиницы. В дверях получалась импровизированная давка, визг и смех. Парни, довольные, шли переодеваться к завтраку. На завтраке наша сборная сидела напротив сборной гребчих. Девчушки нас дразнили толстыми и всегда надували щеки и показывали нам бицепсы. Парни в отместку становились на стулья и изображали статуи девушек с веслами. Тренерские составы наших сборных реагировали на это спокойно. В обед и ужин нам доставались просто свободные столики. В ресторане вечером, кроме понедельника, всегда играла живая музыка в исполнении местного ансамбля. Многие из нас затягивали ужин, чтобы насладиться вечерней атмосферой ресторанной жизни. Повторюсь, сбор для нас был оздоровительный. У меня только два или три раза были две тренировки в день за весь сбор. Да и спортивный комплекс был закрыт по выходным. Но я, более-менее, тренировался по сравнению со многими сборниками, т.к. по приезду со сборов в Ленинград мне надо было лететь на турнир во Львов. Мой сосед по номеру со второго дня выехал из номера и жил где-то в центре города, и на ужин он никогда больше не появлялся. Его пайку прибрал наш тяж Владимир.

Вино в Бендерах продавалось, как квас и стоило не дороже кваса. Бочки стояли по всему городу. И, вроде, во второй день пребывания, когда вся команда выходила из зала после тренировки, мы подошли к бочке с вином. Она стояла напротив входа в спортивный зал «Динамо». Ребята и тренеры заказали по кружке и стали пить, болтая о чем-то. Старший тренер посмотрел на меня и купил мне кружку тоже. Я помотал головой. У меня уже был титул чемпиона Ленинграда, но остальные были старше меня на два и даже на шесть лет. Во-первых, я не пил, во-вторых, и не удобно, когда рядом старшие.

- Пей, оно слабое. Там градусов, как в квасе, - я стал потихоньку пить. На вкус ничего необычного, кисленький напиток. Да и после тренировки хотелось пить. Когда я опорожнил почти половину, у меня отобрал кружку наш тяж Владимир. Все посмотрели на нас и стали улыбаться. Улыбался и я. По дороге в ресторан я даже пробовал что-то напевать. До ресторана все судачили о моем юношеском безобразии. За обедом я вроде протрезвел, но разговоры об этом инциденте еще дня три не успокаивались.

Я лежал на кровати, задрав ноги вверх для улучшения кровотока в ногах и расслаблялся. Без стука в дверь в комнату ввалилась толпа девушек-гребчих с нашими мощными парнями.

- Егорка, вот девушке Рае надо помочь! Давай, не бросай в беде, помоги очкарик, - и вся толпа с гоготом вывалилась из номера. Рая стояла скромно около дверей.
- Садись! – от смущения я не знал, что и говорить. Вставать я не хотел, только присел на кровати. Если бы я встал, то мне пришлось бы смотреть снизу вверх.
- Мне надо с контрольными помочь по химии!
Рая училась в Московском областном институте физкультуры. Ей надо было за первый курс, за два семестра сдать контрольные.
Когда я пролистал задания, то сразу понял, справлюсь. У меня был ряд предметов по химии в «Техноложке» за три курса: неорганическая химия, органическая, качественный химический анализ, коллоидная химия, квантовая химия и электрохимия. Надо же, вспомнил названия предметов. Но для решения контрольных хватило знаний, полученных в школе, на факультативе по химии. Два года я прозанимался на факультативах по химии и физике в девятом и десятом классах.

Вечерами я стал не спешно диктовать Рае ответы и решения задач. Девушка не особо вникала в ход решений, доверившись "полностью" мне. Не зря говорят: любовь - это химия!А вернее - химическая реакция и выброс в организм вещества под названием допамин - вот что такое наша безумная романтическая любовь. Так за "химическими" процессами и "огнедышащими" реакциями быстро пролетел остаток сбора.

После сборов, еще с полгода мы с ней переписывались. Она жила в Москве в общежитии, и выступала за «Спартак». Мне было приятно получать от нее письма. Но я, наверное, писал какую-то ересь. Эпистолярный жанр, да и грамота моя очень хромала. Она постоянно спрашивала, что я подразумевал под «этим или этим» …. На Новый Год она подарила мне галстук с крабом. Объяснила мне, что я рак по гороскопу. Я не только это не знал, но и не знал ее даты рождения. Мне стало стыдно.

Года через три или четыре, летом, открывая «Советский спорт», а я выписывал много лет подряд эту газету, увидел заголовок: «Золотые девушки». Почему-то вспомнил Раю. Я бросил газету на диван и ушел на тренировку. Вечером, за обеденным столом, стал просматривать газету и прочитал сводку с чемпиона мира по академической гребле. Раиса была в составе «золотой» восьмерки. Месяца три хранил этот экземпляр газеты, в память о сборах в Бендерах

Сборы закончились. Отдохнувшие, загорелые под лучами южного солнца и наплававшиеся поперек Днестра вплавь и вдоль, на лодках с девушками, мы готовились к отъезду, тщательно упаковывая свои вещи. Нас подняли рано утром. Автобус уже ждал. Вещей у всех оказалось очень много. Везли помидоры, огурцы, яблоки. Тренера везли вино в особых тарах, напоминающих реквизит древних алхимиков. Автобус был забит под завязку. Даже я, хоть и не люблю возить лишние вещи, вез две коробки, из под обуви, с грецкими орехами. В одной чищенные, а во второй нечищеные, что собрал сам с ребятами в прилегающем не далеко от города парке.

Все в полудреме ждали отправления. И вот командный голос:
- Поехали!
Мы тронулись и в автобусе стало тихо. Все досыпали ….
Через минут сорок, когда наша дружина стала отходить ото сна, заметили, что тренеров нет! Не возвращаться же?! Мы ехали дальше в полном смятении. Кто кричал - не признавался.

На вокзале в Одессе мы командировали Владимира, тяжа, в администрацию. Он офицер, хоть и учился опять в Военном институте физкультуры, солидного сложения. И мы ему доверили решать наше будущее.
Но, оказалось, что ничего страшного нам не угрожало. Тренеры уже позвонили начальнику вокзала и сообщили о проблеме сборной тяжелоатлетов Ленинграда. Мы знали номер поезда и номер вагона!
Через полчаса мы всей веселой толпой внесли проводницу в поезд вместе с нашими пожитками. Ведь на руках у нас билетов не было, а она истошно кричала и требовала от нас посадочные талоны. На ее крик прибежал начальник поезда и к отходу состава все урегулировалось.
Мы дружно разбрелись по своим купе и улеглись опять спать.
К вечеру Валерий и Игорь собирали со всех остатки денежных знаков. Сумма составляла порядка трех рублей мелкими монетками. Отдых на берегах Днестра высосал из нас почти все. Купили пирожки с морковью. Не думайте, что мы состояли в «Обществе охраны животных» - «Лучше много, чем искать мясо!»

На следующий день движения нашего поезда к Ленинграду, мы хотели есть и пить. Все молча бродили по вагону с печальными лицами. В купе Валерия и Игоря стояли под столиком тары с огненной жидкостью, которые тренеры доверили им вынести из номера гостиницы. И вот после полудня, не выдержав смотреть на вино голодными глазами, ребята откупорили одну бутыль. И пошли стаканы с живой водой по мощным рукам. Под вино стали открывать сумки с яблоками и помидорами. Весь вечер и всю ночь в нашем вагоне было не просто весело. Только под утро все стали успокаиваться. А прибывали мы к 9 утра.

Проводница и часть пассажиров, не входящих в сборную тяжелоатлетов Ленинграда, выглядела так, будто они тоже пили весь вечер и всю ночь.

Я уже стоял в тамбуре и ждал остановки поезда. Платформа уже медленно плыла за окном. Вагон подергивало и тут я увидел наших старших тренеров и не поверил своим глазам. От страха я промчался по составу и, пробравшись на два вагона в хвост, вышел из поезда и пошел к концу платформы. Через несколько путей я вышел в город.

Осенью, на собрании очередного сбора сборной города, нас оштрафовали. Не помню точной формулировки, да всем было понятно за что. С меня и Дмитрия «Мухача» высчитали талоны за два дня, а остальных оштрафовали на пятьдесят процентов. Сбор проходил на площади Труда в нашем городе, и этот «оброк» никто не воспринял с негодованием. Ребята мне рассказали, что тренеры прилетели самолетом и хотели нас встретить и забрать вино. Хорошо, что свои вещи они не доверили нам нести в автобус. На платформе они бегали за ними, пытаясь поймать, и кричали на них матом, мол где вино?

Уважаемые читатели. Спасибо Вам, что зашли на наш канал. Лучшей Вашей благодарностью будет подписка, "лайк" или небольшой перевод. Также, Вы можете поделиться в социальных сетях этой статьей и прочитать другую заметку. Еще раз спасибо!

Георгий Зобач "Заметки о неспортивном поведении"