Отработал "хлеб" здоровьем

11 June 2018

Отработал "хлеб" здоровьем

В январе, на сборах в Пирита (Таллин, Эстония) перед всесоюзными соревнованиями "ЦС Труда", за день до отъезда в Донецк, я заболел. Вернее, меня заразил Андрей, с которым мы жили в одном номере. И как это часто случается на пике спортивной формы, когда организм сильно ослаблен мощным тренингом, я не справился с заразой. К слову сказать, был я в очень хорошей форме. Никогда я еще не рвал 160, правда, зафиксировал этот вес с лямками. На тренировках штанга летела. К примеру, легко делал швунг жимовой со 160 кг. И вот, в такой прекрасной форме, я сломался.
Сидя в самолете, я думал только о том, чтобы быстрее лечь в постель, хоть на больничную койку. В гостинице, в номере, я сразу плюхнулся на кровать не раздеваясь. Только через полчаса я очнулся. Спасибо Арво, он принес мне еды из столовой, да и во время перелета он меня поддерживал, как мог.
Естественно, из-за температуры и вес на взвешивание был у меня в норме и без ограничения гарниров в последние дни.

Заявочный вес 142,5 в рывке. На разминке чувствовал одновременно силу и слабость Это двоякое чувство угнетало. Я знал, что температура высокая, но этот турнир был ответственным для меня. Я не буду углубляться в подробности моего заработка на булочку с маслом: подвес на Сланцевой шахте, тренерские часы в Доме Спорта, привилегии члена сборной Эстонии - все это заставляло отрабатывать свой «хлеб».
Меня вызывают на помост. Первый подход - неудача. И вот старший тренер Эстонии, Йыдна Калле бежит к жюри. Оказывается, на штанге 140,0 вместо 142,5 кг. Ассистенты на помосте или секретарь ошиблись в ходе соревнований. И по правилам мне еще три попытки. Молодец Йыдна! Заметил ошибку!
Я опять на помосте. 142,5 – неудача и еще подход такой же. У меня еще одна попытка. И вот я четвертый раз выхожу на соревновательный помост. Мне стало смешно, четвертая попытка, абсурд, но правила есть правила. И видимо, эта нелепая ситуация меня раскрепостила и … штанга зафиксирована над головой. Когда я заходил за кулисы, кто-то из тренеров похлопал меня по спине.
- Браво! Хоть с четвертой поднял, – видимо с сарказмом. Но мне не до чего, ноги ватные и слабость нарастала.
Температура, правда, спала – 37,6. Я засунул градусник в сумку, выпил еще аспиринку. По 4-6 в день. Уже тошнило от них. Арво принес мне кофе. Я лежал до последнего момента, пока Йыдна Калле не позвал на разминку в толчке.
187,7, 192,5 и ждем, что там с подходами у соперников.
197,5 кг надо для попадания в призеры!?.

Месяц назад я планировал толкать 205 – 210 кг, а тут 197,5 – справиться бы?!
Я на помосте. То ли температура, то ли мазь финалгон, горю весь. Лицо пылает, весь покрылся испариной. Обычно, я не потею даже при тренинге. Как штанга легла на грудь не помню. Помню только, как стоял со штангой на груди и настраивался на мощный толчок.
Вес взят. Шатаясь, без радости иду за кулисы. Хорошо, что награждение затянули, я набрался сил выйти к пьедесталу.

Только в номере к позднему вечеру почувствовал, что я призер. Арво был рад за меня, больше, чем я мог радоваться в своем тогдашнем состоянии.

На следующий день я проснулся полностью здоровым. Не было температуры. Я не чувствовал слабости и, как часто говорят спортсмены, мне хотелось рвать и метать.
Но это состояние было обманчиво.
По приезду в Таллин, а потом и в Ленинград, я тренировался с трудом. Локти и колени ломило после более-менее значительной нагрузки. Особенно в упражнениях, где нужна была взрывная работа. Только после двух месяцев это состояние ушло и позволило тренироваться в полную силу и выступать. Это был для меня урок, который я усвоил, но не значит, что больше не повторял.

Уважаемые читатели. Спасибо Вам, что зашли на наш канал. Лучшей Вашей благодарностью будет подписка, "лайк" или небольшой перевод. Также, Вы можете поделиться в социальных сетях этой статьей и прочитать другую заметку. Еще раз спасибо!

*Золотой мой Ленинград