Казенный коридор. Ч. 15

фото с сайта pixabay
фото с сайта pixabay

На следующий день с утра Люся переступила порог организации, которую люди старались обходить стороной. Привез ее к зданию муж, но вынужден был уехать на работу и она, оставшись совсем без поддержки, робко шла по длинному темному коридору, вглядываясь в номера на дверях. Наконец, нужный кабинет был найден, постучав, она открыла дверь.

За столом сидел вчерашний Пухленький, только сегодня он был одет в строгий темный костюм и его щечки были не такие розовые. Увидев Люсю, он привстал и указал на рядом стоящий стул:

- Присаживайтесь, Людмила Сергеевна.

Люся вздрогнула и оглянулась, ища глазами к кому это он обратился, потом сообразила, что слова адресованы ей. Так официально к ней никогда не обращались, и она посчитала это не слишком хорошим знаком. Однако на душе у нее почему-то было спокойно. Вчера, придя домой, Люся рассказала Родику о происшествии. Пока говорила неожиданно для себя поняла, что совсем не боится завтрашнего визита, ну, если только совсем немного.

Специально к визиту она не готовилась, просто надела свой любимый сарафан, в такую жару он был вполне уместным нарядом. Люсенька была девушкой модной, одевалась со вкусом, фигурка даже после родов не испортилась, и ее талия по-прежнему восхищала мужской пол. Сарафан был с глубоким вырезом спереди и таким же глубоким сзади, тонкую талию подчеркивал широкий пояс, воздушная юбка слегка колыхалась при каждом шаге.

Пухленький при виде Люсеньки тяжело задышал и покрылся испариной. Немного ослабив галстук, он попытался задавать привычные вопросы, но все слова застряли в горле. Люся между тем терпеливо ждала. И вместо протокольных вопросов Пухленький вдруг предложив ей воды из графина, произнес:

- А расскажите-ка мне, как вы дошли до такой жизни? Может, я могу чем-то помочь, - добавил он совсем тихо.

- Можете меня отпустить? – Люся почти с нежностью посмотрела на Пухленького.

- К сожалению, нет, - тот опять поправил галстук, - надо что-то написать в протоколе.

- Я догадываюсь, кто мог быть к этому причастен, - смело сказала Люся, посчитав, что хуже уже не будет.

Пухленький вскочил со стула, и, оглядываясь на дверь вплотную подошел к ней.

- Вы красивая женщина, Людмила Сергеевна, что вы делаете среди этой неотесанной публики. Вам бы не в поварском колпаке ходить, разве можно прятать столь роскошные локоны, - мужчина расходился все больше и его гладкие щечки порозовели.

НАЧАЛО
ПРОДОЛЖЕНИЕ

Люся улыбнулась, она знала, какое впечатление производит на мужчин, но никогда не пользовалась этим. Поклонников у нее было немало, слишком настойчивые не оставляли даже после замужества. Однако Люся не давала никому никакой надежды, ибо любила мужа. Она не собиралась кокетничать и с Пухленьким и уже хотела ответить ему строго, но не успела.

- Я мог бы не давать ход делу, ведь протокол никто не составлял.

- Что же вам может помешать?

- Хм. В общем, ничего.

Люся поняла куда недвусмысленно клонит чиновник, но помогать ему объясниться не собиралась. Она лихорадочно думала, как ей выйти из того положения, в которое ее вот-вот загонит приплясывающий вокруг маленький толстенький человечек.

Между тем Пухленький продолжал облизываться и сопеть, вытирать пот со лба и наконец прямо спросил:

- Вы бывали когда-нибудь в ресторане?

- Конечно, и очень часто, - Люсенька звонко рассмеялась, - я там работала, так что ходила ежедневно.

- В качестве гостьи, - поспешил пояснить Пухленький, снова облизнув пересохшие губы.

- Мы не можем позволить себе ходить по ресторанам. Зарплаты не те, - отрезала Люся.

- Красивой женщине грех стоять на кухне, не ценит вас муж, ох, не ценит, - вздохнул мужчина, - была бы у меня такая роскошная женщина, я бы ее на руках носил.

Люсе стало невыносимо скучно, и она с трудом подавила зевоту. «Уж лучше бы он прямо сделал предложение, а не юлил вокруг да около. Тогда можно было бы ему так же прямо отказать,» - подумала она. И Пухленький, будто услышав ее мысли, решился:

- Не украсите ли вы своим присутствием мой вечер? – витиевато произнес он.

- Я замужем, и мужа люблю.

- Да кто же говорит о любви. Любите сколько пожелаете. Это всего лишь вкусный ужин для красивой дамы, - Пухленький не собирался отступать.

Люся понимала, что, если она согласится, то даст повод к дальнейшим действиям, а если откажет, кто знает, какие могут быть последствия. И все-таки она решительно, со стальными нотками в голосе сказала окончательное «Нет».

- Я могу идти? – спросила она.

- Я даю вам время подумать, - человечек решил быть великодушным и широким жестом указал на дверь, - а в мужчинах вы хорошо разбираетесь, - добавил он, - идите, но мое предложение остается в силе.

Люся вышла в коридор и, прислонившись к прохладной стене поняла, что очень устала. Она не знала сколько времени была в кабинете, ей хотелось домой, но она никак не могла решить, рассказывать ли мужу подробности приема. Врать не хотелось, но и скрывать было нельзя. Она медленно шла по длинному коридору, и задумавшись не заметила вышедшего из кабинета парня.

- Люся! Неужели это ты!

Люсенька подняла голову. На нее смотрел друг детства Валентин. Правда, не совсем простой друг, Валька был влюблен в Люсеньку, долго ухаживал, даже звал замуж. И Люся подумывала принять предложение, но потом ее семья переехала из деревни в город, где почти сразу она познакомилась с Родионом, и деревенский жених был мгновенно забыт. Валентин еще не раз приезжал в город к Люсе, но каждый раз получал отказ. После замужества Люся слышала, что Валька куда-то уехал и облегченно вздохнула, ее стали напрягать преследования несостоявшегося жениха.

- Что ты тут делаешь? – Валентин был явно рад встречи.

- Да так, по делу приходила, а ты тут откуда? – поинтересовалась Люся.

- Я здесь работаю, недавно перевели из города N, - вон там мой кабинет, - пойдем, поболтаем, если не торопишься, - предложил Валя.

- Пойдем, - согласилась Люся.

Она сидела на казенном кожаном диване, напротив нее устроился в кресле Валентин. Они вспоминали беззаботное детство, деревню, речку, школу, Валька рассказывал, как уехал из родного дома учится.

- Рассказывай, как ты живешь и зачем пришла сюда. Я ведь сразу понял, что у тебя что-то случилось, по хорошему поводу сюда не ходят, - перебил сам себя Валентин.

И Люся начала рассказ.