Многодетный гепард. Трудный день.

Я знаю, что вы любите животных, о которых я рассказываю. Сегодня познакомлю вас с самочкой гепарда Имани, которая давно известна моим читателям, но на Дзен рассказываю о ней впервые. 

Этого гепарда я снимаю на просторах национального парка Масаи-Мара без малого четыре года. За это время она воспитала два потомства, была смертельно ранена, но смогла выжить, стала звездой многих статей... но были в ее жизни и трудные дни. Об одном таком я хочу вам сегодня рассказать. Случилось это буквально несколько дней назад….

Два месяца назад Имани родила четверых котят. С того момента как она первый раз вывела своих детей из укрытия, я или кто-то из моих коллег проводим с ней практически все дни. Без внимания со стороны рейнджеров и нашей съемочной группы они остаются только ночью и именно ночью они наиболее уязвимы.

Имани родила в очень неподходящий момент. До конца мая в этой части саванны мало копытных животных, а значит и пищи. Постоянно идут дожди, трава с каждым днем все выше и выше. Так природа готовится к началу великой миграции, когда в Масаи-Мара придет более двух миллионов антилоп и зебр. Но до этого счастливого для хищников момента еще долгих два месяца. Особенно долгих для Имани, которая обременила себя детьми. В такой густой и высокой траве им очень трудно перемещаться. А в поисках пищи перемещаться приходится много. Кроме этого, в траве высок риск потерять малышей. 

Как обычно, ранним утром еще до рассвета мы выехали на место, где вчера вечером попрощались с Имани и малышами. На удивление, была прекрасная ясная погода и мы надеялись отснять хороший материал. Настроение было приподнятым и бодрым. Пока ехали, обсуждали план съемочного дня, определяли настройки для техники. Место, где мы последний раз видели гепардов было в небольшой низине, на которую открывался хороший обзор с холма, с которого мы спускались. И уже на подъезде мы поняли, что случилось что-то неладное – впереди, прямо на том месте, где вчера лежали Имани и котята, возвышались две огромные львиные головы…

Львы – главная угроза для котят гепарда. Стоит львам учуять запах других кошек, они словно по команде начинают преследовать их с одной лишь единственной целю – убить! Убить, чтобы избавиться от конкуренции. Мне всегда это было странным. Ведь кормовая база гепардов и львов абсолютно разная. Тем не менее, факт остается фактом – все кошки не любят друг друга. 

Когда мы подъехали ко львам, в голове была одна очень грустная мысль, от которой щемило сердце – они убили котят… 

Два льва сидели неподвижно. У них был абсолютно спокойный вид. Им не было никакого дела до нас. Они просто отдыхали после активной ночной жизни. Я пытался прочитать в их глазах хоть что-то, что могло подтвердить наше предположение, но их глаза не выражали ровным счетом ничего. 

Я отзвонил рейнджерам, которые отвечают за гепардов, чтобы они приехали сюда как можно скорее. Мы же, забыв про съемки, решали, что делать в первую очередь – искать Имани или останки от котят. В итоге приняли решение, что осмотрим сначала все вокруг, и если не найдем место преступления, отправимся на поиски гепардов.

Около часа метр за метром мы прочесывали высокую траву. Выходить из машины было рискованно, ведь кто знает, что там на уме у этих двух львов, поэтому мы кружили по полю, свесившись с крыши, пытаясь разглядеть хоть что-то в высоченной траве. Чуть позже приехали рейнджеры, которые предложили отъехать подальше от этого места, чтобы дать возможность стервятникам обнаружить останки, если, конечно, они есть. В итоге мы решили поехать искать Имани, при этом посматривать на небо в ожидании стервятников. 

Прикинув, куда Имани могла бы пойти, мы выбрали два наиболее вероятных направления и разъехались каждый в свою сторону. Наша команда отправилась в ту сторону, откуда она пришла вчера, а рейнджеры в сторону ближайшего ручья. Удача была на нашей стороне. Имани действительно решила вернуться туда, где была двумя днями ранее. Они сидели в глубине густого кустарника. Нам удалось разглядеть только мать, которая очень тяжело дышала, но никак не удавалось посчитать детей. По Имани было ясно, что утро у них было непростым. И явно пришлось много передвигаться, возможно даже бегать. Когда на гепарда с детьми нападет хищник, мать всегда старается отвлечь его внимание на себя, совершая атакующие действия, а когда лев бросается на нее, она убегает. Скорость – главный козырь гепарда, поэтому сбежать она может всегда. Такие маневры дают время на спасение малышей. Увы, эта тактика работает не всегда…

Мы ждали, когда гепарды переведут дух и начнут двигаться. Минут через 40 Имани вышла из кустарника на дорогу, а за ней выбежали котята… первый, второй, третий и… увы, четвертого не было. В этот момент нам стало очевидно – их осталось трое. Трудно передать словами, что чувствуешь в такие моменты. Всю неделю ты снимаешь их, любуешься, они становятся почти родными, ты начинаешь их отличать по поведению и внешнему виду, как вдруг их становится на одного меньше. Я все могу понять, но за годы съемок в Африке я так и не привык к тому, что для любого животного в саванне каждый день, каждая ночь может стать последней…

Когда гепарды общаются друг с другом, в том числе, когда мать зовет своих котят, они издают тонкий писк, очень похожий на птичий. Именно такими короткими попискиваниями Имани звала пропавшего котенка. Она пищала и всматривалась вдаль. Этот печальный писк еще сильнее давил на нас. Имани постоянно смотрела в сторону, где сидели львы. Это подтверждало наши догадки, что все-таки котенка она потеряла именно там.

Мы переговорили с рейнджерами и решили, что надо отогнать львов с того места, чтобы Имани могла вернуться туда. Да, вмешиваться в дела природы лучше не стоит, но гепардов так мало, что нам нужно было потревожить львов. 

С большого расстояния Имани наблюдала за каждым движением автомобиля рейнджеров и за двумя огромными львами, которые недовольно удалялись в противоположную сторону.

Когда угроза миновала, гепарды побежали к месту своей ночевки. Мы решили не отвлекать ее и остались наблюдать.

Было видно, как она мечется по небольшой низинке, а когда стихал ветер, был слышен ее жалобный писк…

Прошло наверное около часа. Имани какое-то время не двигалась, завалившись под небольшим кустом. Мы подъехали поближе к тому кусту, где, как выяснилось, нас ждал сюрприз! Удивительно, но четвертый котенок оказался жив! Она нашла его. Как? Как он мог оставаться незамеченным прямо под носом у двух огромных львов? Куст, под которым он прятался, был буквально в 100 метрах от места отдыха тех двух громадных хищников. Это было невероятно! Если бы у нас собой было шампанское, мы бы его открыли!.. 

Имани лежала как ни в чем не бывало, мелочевка весело резвилась вокруг, а мы принялись расчехлять фототехнику… впереди нас ждал долгий съемочной день.

Проснувшись на следующий день, первая мысль была о гепардах. Как там они? Все ли хорошо. Я проснулся позже обычного, уже было светло. По плану у меня должен был быть выходной. Дождь монотонно стучал по палатке, было ужасно лень вставать. По привычке я потянулся за телефоном и принялся читать почту и сообщения. Первым было сообщение в WhatsApp: 

«Alex, they are three again!»  (Алекс, их снова три)

Я вскочил как ужаленный. Как? Опять? Что за фигня…

Быстро собравшись, я уговорил отдать мне резервную машину и помчался к коллегам. Добравшись на место, я увидел милую и безмятежную картину, на которой мать-гепард вылизывала своих троих котят. Любой другой турист или фотограф любовался бы ими, но у меня наворачивались слезы… вчера ведь их было четверо…

По поведению Имани было ясно, что поиски закончены, а может быть просто бесполезны, если она точно знает, что он погиб. В любом случае, она уже приняла это. Никто не знает, что творится в ее сознании, что чувствует кошка, потерявшая котенка? Но в дикой природе нет места отчаянию. Надо жить дальше и попытаться сберечь оставшихся трех…

Текст и фото Алексей Осокин.

Не забывайте подписываться! Вас ждет еще много интересного из мира дикой природы...

Если вам нравится наш канал, то мы будем благодарны, если вы поддержите нас. Все средства идут на организацию фото-экспедиций, в которых мы собираем уникальный материал для канала Зоография.

Спасибо!