История одного путешествия: как ездовые хаски спят ночью на морозе

На фото — собаки с которыми я провел несколько дней в лесах Лапландии (вместе с нашей командной отдела приключений, Ваней Дементиевским, мы ехали на собачьих упряжках).
На фото — собаки с которыми я провел несколько дней в лесах Лапландии (вместе с нашей командной отдела приключений, Ваней Дементиевским, мы ехали на собачьих упряжках).

Недавно по работе столкнулся с таким письмом читателя: "Замечал не раз: когда в кино убивают собаку, я расстраиваюсь больше, чем если убивают человека. Странно же, нет?", — написал нам Лева из Нижнего Новгорода. И я задумался — а ведь и правда! К тому что герои на экране гибнут пачками, я совершенно привык. А за собаку всегда как-то обидно, думаешь, "вот же мерзавцы". Связались с Мегом Олмертом, он специально несколько лет занимался исследованиями связей человека и животных, написал книгу: "Созданы друг для друга. Биология взаимоотношений людей и животных". Вот мнение Мега: "А котят вам не жалко? Птичек там… А если кроме шуток, то реакция у тебя абсолютно нормальная, типичная. Особенно если твоя первая встреча со смертью случилась как раз в тот момент, когда умерло домашнее животное. В детстве у нас формируются очень тесные связи с собаками, кошками и т.д. — мы воспринимаем их буквально как членов семьи, и в этом нет ничего неправильного. Потом зверь умирает. И когда, спустя годы, ты видишь на экране смерть животного, к тебе ненароком возвращаются те самые детские эмоции, связанные с первой утратой. Давление поднимается, вырабатывается кортизол, сердце начинает биться неровно…".
Заметил по себе — когда мы несколько дней ехали на собачьих упряжках по Лапландии, про собак периодически думал больше, чем про себя. Хотя мороз был под -30, мы проводили в дороге часов по пять и в итоге я обморозил палец на ноге. Но собак-хаски, которые вроде бы должны быть привычными к холоду, жалко было больше. Хотя спали они на морозе, мы только подстилали им немного соломы, которую везли с собой. Ну а сами уходили топить печь в лесную избушку — и это не какая-то жестокость с нашей стороны, хаски, действительно, очень терпеливы к холоду.

В упряжке сзади обычно располагают самых сильных собак. Бежать ездовые хаски способны по несколько часов, не уставая. К вечеру мы обычно кипятили на печке снег и обливали им замороженное мясо (его тоже, как и солому, везли с собой).
В упряжке сзади обычно располагают самых сильных собак. Бежать ездовые хаски способны по несколько часов, не уставая. К вечеру мы обычно кипятили на печке снег и обливали им замороженное мясо (его тоже, как и солому, везли с собой).