Как зарабатывают мужчины в деревнях: сувениры из старинных подков, поиски в болотах, очень опасные ситуации

24.06.2018

Не хватает денег, маленькая зарплата? Выход можно найти: про то как мужчины в подмосковных деревнях подрабатывают, разыскивая в лесах старинные предметы, рассказывает водитель грузовой «газели» Сергей Багинин.

«Нахожу старинные подковы и продаю как сувениры, вещи с историей»

«Мне 46 лет, я работаю водителем «газели» в одном из подмосковных магазинов бытовой техники. Зарплата у меня 16 тысяч рублей. Именно поэтому я и занялся кладоискательством — купил самый простой металлоискатель Minelab, который обошелся мне около десятки и окупился за пару месяцев.
На раскопки я выезжаю в основном в своем Можайском районе. Сначала, как и все, я пытался найти монеты, какие-то драгоценности, несметные сокровища, но они попадаются весьма и весьма нечасто. Поэтому в какой-то момент я переквалифицировался на вещи. Сейчас благо есть интернет и найти покупателя можно довольно легко. Например, есть один человек из Нижнего Новгорода, он собирает старинные нательные крестики. Пока я не разбирался в этом во всем, то продавал все довольно дешево, по несколько тысяч рублей (тем не менее в месяц набегала почти моя зарплата грузчика). Сейчас, перед тем как искать покупателя на вещь, советуюсь с другими любителями истории, читаю в интернете, сверяюсь с каталогами. В итоге недавно вот нашел и продал два серебряных крестика XIX века и один старообрядческий примерно того же времени — все за 46 000 рублей. Сделал себе септик в доме. Еще я нахожу старые подковы, обрабатываю их и тоже продаю как сувениры, вещи с историей. Недавно познакомился с одним коллекционером, который покупает пуговицы с кителей — наполеоновских солдат, немецких (со Второй мировой), наших, советских. Это тоже приносит определенный доход.

«Они мою палатку обнаружили, слышны удары. А я на дереве сижу».

«Расскажу несколько случаев, которые реально могли бы стоить мне жизни. Например, однажды нижегородские мужики (безработные, я так понял, алкоголики) открыли на меня охоту. Обычно я уезжаю копать сразу на несколько дней — так эффективнее, не отвлекаешься, да и с женой полезно расставаться на какое-то время, укрепляет отношения. Так вот, я несколько раз с палаткой уезжал в лес под Нижний Новгород, где за несколько сотен лет на одном месте выросли большие деревья, а в 1700 году там стояла церковь и рядом была дорога с большим движением (короче, все, что нужно кладоискателю). И вот пару раз я встретился с местными мужиками — лет под 30, нигде не работают и пьют. Сначала мы подружились вроде как, а потом они решили с меня дань брать, типа я на их территории поиском занимаюсь (хотя поселок, где они живут, оттуда километрах в трех точно). Я одного раз ударил, свалил. Ну, дело в том, что ко мне тоже просто так не подойдешь — в десанте служил, у меня 500 прыжков с парашютом, разные случаи бывали, умею за себя постоять.
Потом они на какое-то время отстали, а однажды ночью (я тогда на неделю в леса ушел) слышу голоса на тропинке неподалеку. Я же всегда палатку ставлю подальше от мест, где люди ходят, — как-то это автоматически у меня получается. И слышу пьяные и агрессивные голоса, причем, судя по звуку, идет человек десять. В таких случаях нельзя ждать, что будет, пускать ситуацию на самотек. Я не стал надеяться, что меня не найдут, тихо открыл молнию палатки, выполз наружу, отполз метров на десять. Залег, лежу и думаю — нет, надо что-то еще придумать, могут найти. А градус напряжения растет: мужчины уже палатку мою обнаружили, слышны удары, возня какая-то. То есть, очевидно, не убрался бы я из палатки, меня бы как минимум сильно избили. Короче, снова не стал ждать у моря погоды, сделал первое, что пришло в голову, — полез на дерево, на сосну, которая росла рядом. Как они меня не услышали — непонятно, ветки все-таки довольно громко, как мне показалось, хрустели под ногами, пока я полз наверх. Но ребята, видимо, были пьяные и сами сильно шумели.
Забрался я довольно высоко, сижу, смотрю вниз — а мужики бегают внизу с какими-то палками, у кого-то что-то типа лома, у другого вроде железный прут. Короче, я правильно на дерево залез — они и к нему подходили, но меня не заметили. Минут, наверное, сорок там бегали, пили что-то, орали. В итоге слез я где-то под утро — палатка разорвана в хлам, вещи разбросаны. Причем рюкзак мой они пытались зачем-то поджечь. Это, пожалуй, один из самых опасных случаев в моей практике».

«Стало засасывать в болото — как в мультиках про зыбучие пески».

«Был и другой случай, но мне удалось быстро выбраться: забрался в наш давно знакомый можайский лес, шел по старой карте. А впереди земля чуть подтопленная, что-то вроде болотца. Думал, ерунда, перескочу по сучкам и камням. Прошел метров пять, сделал шаг — и ушел по пояс в землю. Это было как мультиках про зыбучие пески или непроходимые болота: меня натурально стало засасывать. Я, дурак, начинаю дергаться, пытаться выбраться, а меня засасывает еще больше (только потом прочитал, что резких движений в таких случаях делать нельзя). И вот я уже почти по грудь в этой мокрой жиже. Слава богу, у меня был металлоискатель, я его бросил перед собой, за него схватился, оперся, ну и немножко себя вытянул. Потом перебросил его подальше, снова подтянулся, продвинулся чуть дальше, в итоге добрался до сухой земли. А ведь могло и затянуть легко, вокруг на несколько километров — ни души».

Специально для Men’s Health Russia

Фото Ивана Дементиевского

Zorkinadventures. Подписывайтесь на канал, чтобы не пропустить свежие публикации!