«Одна девочка среди парней»: видеограф Дарина Хохлова об экстриме, страхе и семье

Дарине Хохловой 27 лет, она профессионально снимает экстремальный спорт. Пока вы читаете эти строки, Дарина наверняка снова сидит с камерой у открытой двери вертолета, ну или съезжает вслед за очередным именитым сноубордистом с какого-нибудь камчатского вулкана. Вот история про жизнь девушки среди парней из экстремального спорта.

«Пришлось побороть страх: часто снимаю из открытой двери вертолета»

В основном я снимаю хели-ски. Это разновидность фрирайда, спуск по нетронутым, никем не подготовленным снежным склонам. К месту старта подлетают на вертолете: для этой работы мне пришлось преодолеть страх высоты и полета, часто приходится снимать на высоте из открытой двери.

«За человеком несется лавина, а тебе нужно снимать»

А еще, чтобы снимать, мне часто нужно ехать вслед за спортсменом. Причем у меня за спиной — десятикилограммовый рюкзак с оборудованием. А в руках — камера и стедикам (переносная стабилизация камеры для съемки в движении). Помимо физической выносливости мне нужна еще стрессоустойчивость. Что-то происходит, и нужно снимать, ожидая развязки, а не убегать в панике. Например, на моих глазах бывали ситуации, когда люди пропадали в лавинах: слава богу, их удавалось откопать, но было страшно. Со мной тоже случалось разное. Однажды нас высаживал вертолет, я сильно поскользнулась, упала на живот и стала скатываться вниз по склону. Кто-то схватил меня за рюкзак и остановил. Первая мысль: «Я, кажется, камеру разбила». Только потом увидела, что скатывалась в пропасть, и поняла, что камера — последнее, о чем мне нужно было думать.

«Моя профессия — мужская. Часто я единственная девушка в компании парней»

Моя профессия — мужская. Я не знаю ни одной девушки, которая работала бы как я. Я знаю девушек-фотографов, но не операторов или видеографов. Это тяжело физически — уметь хорошо кататься и снимать одновременно. Вот и выходит, что я единственная девочка в мужской компании. Часто мужчины при первой встрече меня недооценивают, скептически относятся, не понимают, что я с ними делаю. Но потом видят, как я работаю, как катаюсь, и мы быстро находим общий язык.

«Их не останавливают ни жена, сидящая дома, ни дети»

Все экстремалы — больные на голову люди. Не психопаты, нет. Просто они болеют своим экстримом и адреналином. Их не остановят жена и дети, которые остались дома, они готовы все отдать ради того, чтобы круто покататься. Таких мужчин нужно просто понять, ты никогда не сможешь их переделать. Есть черты, которые присущи спортсменам-экстремалам: они ощущают себя классными и крутыми ребятами, которые ничего не боятся. И да, все они очень любят женское внимание. Эти парни по своей сути не семьянины. Путешествуют по всему миру, гоняют на тусовки, отжигают как могут.

«Собираю рюкзак и думаю: правильно ли я поступаю?»

Мне тоже тяжело совмещать семью и работу. Все время приходится делать выбор: либо я соглашаюсь на какой-то проект и уезжаю, либо делаю выбор в пользу семьи, остаюсь дома, но пропускаю интересные проекты. Каждый раз, собирая рюкзак, терзаю себя мыслями: а правильно ли я поступаю? И я не знаю, честно говоря, как мой молодой человек выносит тот факт, что я постоянно нахожусь в мужской компании. Он очень спокойный человек, но я бы на его месте с ума сошла. Я бы сказала: «Нет, дружочек, так не будет!»

Чем-то и я похожа на этих экстремальных парней, но, думаю, скоро утихомирюсь. Стану, например, заниматься организаторской деятельностью. Но у меня пока есть планы на будущее, так что в следующем году точно еще не завяжу.

Специально для моего блога с Дариной
говорила корреспондент Диана Вашкель.

Zorkinadventures. Мужские истории, удивительные места и герои. Подписывайтесь на канал, чтобы не пропустить свежие публикации!