Правила жизни старателя. Как в России добывают золото в тайге

17.01.2018

С Андреем я познакомился во время командировки по Иркутской области. Андрей – сосед водителя Сергея. Тот привел гостя в наш гостиничный номер, поставил на стол бутылку водки и достал половину копченной курицы. Сказал: "Интересный человек, пообщайтесь. Самый любимый житель поселка, многим помог. А первые деньги заработал вот как — мыл золото в наших лесах". Сначала Андрей общался неохотно, но потом мы разговорились. Невысокий худой мужчина, 47 лет. В юности два года отсидел за кражу в магазине, с тех пор , говорит, ничем подобным не занимался. Договорились позже сделать материал о золоте, в итоге не случилось.

"Я в азартные игры не играю. И к приключениям меня с юности не тянет. Доказывать себе тоже нечего — в тюрьме только этим и занимался. Золото я пошел мыть, потому что это природа, ну и еще потому что работы тогда не было — 90-е годы. Звали в какие-то банды, чего-то делить, с кем-то разбираться... Скучно и противно стало. Получил права, устроился трактористом, тут перестали зарплату платить. Дом кому-то начал строить — так его убили. Через знакомых услышал про золото — государство тогда к таким вещам относилось мягче. Один раз сходил с ребятами, второй... И меня затянуло, стал уходить в лес один, жил в старой армейской палатке неделями. Тогда, конечно, золота мало приносил, был совсем неопытный. Это же настоящая охота и наука — ты наедине с природой и должен разгадать ее. Сейчас по рельефу, по тому какая здесь лежит земля, как она лежит, сказать, могу сказать, нужно тут искать или нет. А тогда все первые годы ходил почти вхолостую".

«Сейчас по закону я не могу выйти погулять к реке и найти золото. У меня есть разрешение, что я работаю с определенной организацией и обязательства, что именно ей я все и сдаю. Еще мы, золотодобытчики, по-идее, должны работать в строго определенных местах — обычно это какие-нибудь давно отработанные прииски, где золото еще есть, но большим компаниям начинать тут производство — невыгодно. На деле мы часто уходим от официальных и разрешенных мест далеко в тайгу, куда мало кто может добраться. Этим летом я неделю добирался до места, причем часть пути плыл по реке на своей надувной байдарке. Потом две недели мыл там золото. Раньше на этом месте был прииск, но про это все забыли, дороги туда давно нет».

«Наверное, я последний год за золотом сейчас отходил. Жена говорит — хватит. И сам понимаю, что хватит. Раньше я чуть ли не на все лето уходил, у меня и лодка с собой, палатка, места знаю. Приходил назад, сдавал все что нашел, жил спокойно какое-то время. Не скажу, что богато выходило, но за сезон получал так как если бы жил у вас в Москве, работал на хорошей должности. Сейчас у меня дочка растет. Недавно приобрели трактор, поле купили, сено наготовили, коровы есть. Жизнь не требует золота, а душа требует. Это уже у тебя внутри — смотришь на склон, понимаешь, что там можно намыть. Не пойду, наверное, больше никуда, здоровье подводит, рюкзак тяжелый носить не могу — спина».

«Без оружия в нашей работе никуда — за золотом такой контингент по лесам ходит, ты бы видел. Он только из тюрьмы вышел и дует в лес, сейчас, надеется, найдет что-то. Не нашел? Потом ходит злой, конфликт ищет. Такого встретишь — сразу нужно показать, кто сильнее. Причем даже не словами, а духом, ощущением. Честно скажу, мне нравится чувство опасности. Точнее, нравилось. Сейчас — не знаю. Думаю, иногда — вот помрешь по милости какого-нибудь дурака, кому лучше будет? Вспоминаю те годы, 90-е. Приходишь в поселок, три недели тебя не было, а кого-то из друзей уже убили в разборке. А у меня в это время были — птицы, река, солнце...».


Zorkinadventures. Подписывайтесь на канал, чтобы не пропустить свежие публикации!