Компрачикосы наступают

Недаром я использовал в заглавии термин из книги Гюго «Человек, который смеётся». Согласно Вики:

-------------------------------------------------------------------

Компрачи́кос или компрапеке́ньос (от исп. comprachicos, букв. — «скупщики детей») — термин, которым Виктор Гюго в романе «Человек, который смеётся» (1869) окрестил преступное сообщество торговцев детьми[1].В первых главах романа Гюго излагает представление, что компрачикосы в Европе XVII—XVIII веков покупали детей, умышленно уродовали их внешность, а затем перепродавали как шутов, акробатов, придворных карликов, певцов-кастратов и тому подобное, либо использовали в качестве попрошаек[2]. Он сравнивает это явление с бинтованием ног девочек у китайцев.

----------------------------------------------------------------------

Ничего не напоминает? Возможно вы живете в маленьком городе или селе, куда эта пагубная волна не докатилась. Но не расслабляйтесь – эта зараза захватывает наши просторы, будто ветрянка. Ведь, стоит пройтись по улицам в крупных городах, становится поистине жутко. Огромные, в пол-лица, губищи, превратившие симпатичную девчонку в цирковое чудовище викторианской эпохи – это уже притча во языцех. Об этом уже шутят на каждом углу. И бредут по тротуарам монстры-киборги, которые почему-то считают себя нереально привлекательными. Смешно и страшно одновременно.

Адекватные девушки хохочут над подобной глупостью и безуспешно пытаются образумить сумасшедших подруг. Как одна знакомая рассказывала, что не может уже выйти на улицу в компании губастой подруги. Потому что у людей(и не без основания) сложилось определенное мнение о девицах с добровольной деформацией лиц. И, когда они вдвоем заходят в присутственное место(в кафе, например), по залу тут же проносится шепоток: «Проститутка, проститутка, шлюха, вон смотри, проститутка идёт».

А включишь зомбоящик, так на каждом ток-шоу сидят и шлёпают губами этакие мадамы, которыми можно детей пугать. Так ведь в этой сфере уродования людей всё время появляются «новинки». Стали ещё удалять куски плоти с внутренней стороны щёк. Чтобы, мол, подчеркнуть скулы… И получается такое нечто, словно результат нелепой ситуации, когда клоун Клёпа трахнул Чингачгука. Кошмар.

Но у девчонок мозг мягкий, как воск. Они подвержены каким-то лживым влияниям, словно малые дети. А иначе, как в здравом уме человек додумается калечить себя, выставляя на посмешище, да ещё и за немалые деньги. Это клиника. Пустоголовье.

Настоящее зло – хирурги и косметологи, которые творят подобное с девушками. Это настоящие компрачикосы, умышленно уродующие внешность детей. Да, детей. Неужели не ясно, что во взрослом теле может быть неразвитое сознание капризного ребенка. Ведь у вас высшее образование и, возможно, не одно. Они скажут: «Но это же добровольное решение пациентки». Да, что вы? То есть это оправдание любому злодейству? Если пациент предлагает сотворить со своим телом заведомое зло – явно у пациента не всё в порядке с головой и настоящий врач направит его к соответствующему специалисту. У всех пластических хирургов под столом должна быть кнопка быстрого вызова психиатрической помощи. Пришла девушка с глазами чистыми, как у пластиковой куклы, попросила сделать губы-сардельки, нажал кнопку и всё… И вас вылечат.

Нет, вы берёте деньги и ставите на лица несчастных девушек кровавую печать циркового фрика. А если ваша дочь сотворит с собой подобное? Во времена Данте технологии не были так развиты, а потому в Аду не отвели отдельного круга для наказания таких «врачей», но он должен быть. Если в этом мире нет наказания для тех, кто уродует людей, то на том свете должны спрашивать жёстко.

Пластическая хирургия – это несомненное благо, если у человека реальные дефекты внешности, которые физически мешают жить. Или, как вариант, когда надо изменить внешность и скрыться от преследования. Но, калечить нормального человека, девушку, будущую жену и мать(или бабушку – у взрослых женщин тоже иногда «слетает кукушка») – это преступление.

Что, не так?