Мустафа или Сулейман? Кто мог бы лучше управлять империей

Обычно обсуждается, какой из сыновей султана при восхождении на трон был бы более успешен. Но по большому счету , когда речь идет о войне в то время, когда падишах еще в действии, то скорее стоит посмотреть, насколько хорошо наследник заменит отца.

Общие моменты

Неспроста Мустафу хвалили с детства. Уже о девятилетнем мальчике европейские послы высказывались как о перспективном воине. Все это были не пустые разговоры. Европа боялась Османов и им было необходимо как можно раньше понять, чего ожидать от того или иного правителя. Более того, при возможности и враги пытались влиять на ход событий - не стоит сбрасывать со счетов политику и дипломатию. Другим государствам было выгодно, чтобы на престол сел тот, кем можно управлять или кого можно обмануть.

Теперь посмотрим на то, что говорили о Сулеймане. Ему было 26 и он был единственным на тот момент наследником, но если бы оказался слабым - желающие сесть на это место легко нашлись бы. Однако ему была дана очень высокая оценка, что впоследствии подтвердилось на практике. Тринадцать походов падишаха по большей части закончились присоединением новых территорий.

Сулейман получил опыт управления. Многие считают, что именно заключение шехзаде в кафес испортило страну. Один за другим на трон садились слабые и неопытные султаны. Более того, они были в возрасте, когда способность к обучению уже притупилась. Ну и вдобавок они получали кучу фобий, проводя жизнь в страхе. Сулейман уехал в санджак молодым, более того, он по сути помогал отцу занять трон вместе с крымской родней. То есть к султанату он был готов по всем статьям, включая тактику и стратегию.

Мустафу отправили в Манису в 18 лет. Немалую роль здесь сыграла борьба фавориток за внимание Сулеймана - Хюррем хотела избавиться от Махидевран. Но так или иначе, оказавшись 18-летним санджакбеем, он получил возможность рано разбираться во всех критериях и областях - политике, экономике, взаимодействии с народом.

Различия

У Сулеймана была мудрая валиде. Айше-Хафса отличалась спокойным характером, ее любили граждане, нет никаких упоминаний об интригах Хафсы по отношению к другим рабыням или поведению Селима. Мать, создающая тыл, очень важна для растущего сына - она придает уверенности и страхует от беды. Даже преступление Селима против сына Хафса предотвратила самостоятельно, не устроив при этом скандалов с султаном, но сохранив шехзаде жизнь.

Махидевран очень старалась - этого не сбросишь со счетов. Но у нее сдавали нервы, она еще в юности позволила себе испортить репутацию ссорами с хасеки Хюррем. Но важнее было сохранить уважение повелителя, чего ей не удалось. Шехзаде по сути вырос в этой атмосфере, у него не было никакой уверенности в том доживет ли он до завтра. Махидевран скорее пугала его, чем помогала. Из-за этого шехзаде скорее душой стремился к отцу, чтоб компенсировать материнскую тревожность. И у него не получилось увидеть вещи такими, как есть в реальности.

У Сулеймана не было соперников. А вот у его отца Селима - вагон и маленькая тележка. Мустафа получил в наследство что-то среднее - кучу братьев и иллюзию того, что он-то все равно единственный. Это путало шехзаде, но он этого не мог даже осознать.

Ну и вдобавок ко всему у Сулеймана была преданная и сильная женщина. Можно сколько угодно иронизировать над политикой Хюррем-султан, но ни одна из жен и фавориток Мустафы даже имени своего не оставила в истории, не говоря уж о поступках. Почему? Если мы вспомним Селима, то его фаворитка приложила немало усилий, чтобы запомниться. Ни Баязиду, ни Мустафе не выпала девушка с характером, которая смогла бы его поддержать как следует.

Сулейман признавал власть отца. Из страха или послушания он ни разу не ослушался его и не совершил необдуманной провокации. Однако Мустафа мог позволить себе вести переговоры с послами на равных, якобы совершая благо для государства. Возможно, так оно и было, но в его личных интересах была скорее политика глуповатости и хитрости. Таким же образом он мог избежать поклонения янычар, когда понимал, что это пугает отца и не играет ему на руку. Более тихий Селим, узнав о том, что Мустафу поддерживают янычары и народ, а Баязида - мать, сказал, что ему остается надеяться только на небеса. В конечном итоге именно смирение перед судьбой и помогло ему выиграть эту сложнейшую схватку.