Спасти султана. История самонадеянной предательницы Мелеки-хатун и ее расплата

Албанская пленница, калфа самой великой валиде династии Кесем-султан стала ее главной ошибкой в жизни. Ошибка, за которую валиде отдала слишком много - собственную жизнь. Однако ни один проступок не остается безнаказанным.

Калфа Мелеки вовсе не была девочкой из бедной семьи, в ней текла дворянская кровь свободолюбивых албанцев, независимость которых Османы никогда не признавали. Семейство Джонима поучаствовало в гаремной жизни не только за счет этой девушки, но в разное время. Мелеки тоже попала туда не одна. Отец Халиль-бей отправил туда сразу трех своих дочерей, но именно эта привлекла внимание Кесем своей сообразительностью.

У юной албанки явно были высокие амбиции, поскольку она все же сделала свой выбор, когда можно было поступить как все девушки - просто выйти замуж. Такая история была не для нее. Почувствовав власть и прочие возможности, она осталась в гареме отказавшись от семьи и брака. Но что написано на скрижалях судьбы, обязательно сбудется. Муж у нее все-таки появится, но позже.

История Мелеки должна была быть иной. Хорошо известно, что именно она явилась центром поворота истории, когда вековая власть валиде Кесем должна была прекратиться. Мелеки совершила очень рискованный поступок, ее дерзости можно и завидовать и страшиться.

Ни одной из обычных служанок не удавалось так утвердиться не только в глазах современников, но и в истории. Можно себе представить какое количество прислужниц носили в себе тайны хозяек, передавали секретные письма, выполняли суровые поручения, не имея никаких прав себя защитить. Но, как говорится, и предавать тоже надо уметь.

Выгода хатун здесь совсем не очевидна. Даже будучи слугой двух господ, что возможно было вынужденной мерой, в критической ситуации любой бы выбрал более сильного хозяина, которой на тот момент безусловно была Кесем-султан. Валиде была безжалостна, но она знала что делает. Доверяться новой молодой наложнице, которая явно не нюхала пороху, это значило одно из двух. Либо точный расчет, либо абсолютное безрассудство.

Часто это одно и то же. Только почуяв сердцем свою правоту, можно выиграть самый провальный бой. Мелеки-хатун донесла Турхан о покушении, готовящемся валиде на собственного внука. Если бы у Турхан не получилось противостоять, жизнь Мелеки мгновенно закончилась бы. Никакая слава и богатство не были здесь вероятны так сильно, как проигрыш. Мелеки была движима только одним - спасти ребенка. Она знала его с пеленок и присматривала за ним. Ее сердце не очерствело настолько, насколько циничной стала Кесем за годы перенесенных драм.

И она выиграла. Получив от Турхан полагающиеся почести (хотя насколько можно доверять тому, кто один раз предал, хоть и не тебя, еще вопрос) и вознеслась еще больше. В это время она и нашла себе мужа под стать - предприимчивого Шабана-агу. Говорят, что хатун и ее супруг стали абсолютными лидерами по влиянию во дворце, но всему приходит конец.

Именно на Турхан-сулан закончился женский султанат. Сложно сказать, не справилась ли она, или это было уже невозможно. Но валиде поставили перед выбором - жизнь или власть. Ей самой прощение вымолил у янычар сын Мехмед, султан-подросток, которого когда с большим риском спасла Мелеки.

Что же с самой Мелеки? Солдаты не простили ей предательство Кесем. Говорят, что пострадала не только хатун, но и ее родня. Сестра хатун с мужем Мехметом-пашой и сыном Ибрагимом-агой стали первыми павшими от рук янычар. Мелеки пришлось это увидеть. После солдаты взялись и за нее. Только со второй попытки орудие, которое отняло дух у женщины, попало в цель. Прошло всего лишь четыре года с того момента, как Мелеки пошла против своей благодетельницы и только эти годы она могла чувствовать себя правой. Но все же, даже в этот момент, она понимала, что и сейчас спасает того самого малыша, за которого она вступилась перед самой могущественной султаншей дворца. Мехмед вырос и правил империей 39 лет. А помогла ему в этом жизнь одной-единственной калфы, сделавшей свой трудный выбор.