124 003
audience
57 695
subscribers

Много лет я, журналист Мария Кронгауз, ходила по Москве, собирала и рассказывала вам ее истории. Теперь пора послушать ваши - забавные, грустные, лирические, феерические, - связанные с конкретными местами нашего города. Сложим из этой мозаики картину?:) Почта emka3@yandex.ru

Nothing new at the moment
Loading...
Читательница "Московских историй" Марина М - о колоде мясника, достойной стать музейным экспонатом

В "Гастрономе" высотки гостиницы "Украина" была гигантская деревянная колода для рубки мяса. Сначала о её размере мне с восхищением рассказывала моя сестра, ветеринарно-санитарный врач. Она в середине восьмидесятых годов работала в Киевском районе в санэпидслужбе и в том "Гастрономе" бывала в подсобных помещениях, которые регулярно обрабатывались от тараканов. А когда магазин окончательно изгнали из высотки, эту колоду выволокли на улицу. Поразительно, что она была поперечным спилом дерева диаметром не меньше полутора метров. Не представляю, что это было за дерево, но колода была цельной. Наверняка её выбросили за ненадобностью, хотя она своими размерами заслуживала судьбы музейного экспоната.
13 hours ago
Московские истории
Читатель "Московских историй" Сергей Л - о различных вариациях холодильников в дохолодильниковые времена. Прочитал тут про авоськи и пакеты с продуктами за окном в 60-е годы. Это тогда, когда холодильники имелись еще не у всех, было обычным делом. Главное, чтоб окна выходили во двор, а не на центральную улицу. В те времена на значимых улицах не то что пакет подвесить не позволяли, на балконах запрещали белье сушить, дабы видом своих труселей и халатиков не смущать гостей столицы. Но вернемся к мешкам за окном...
20 hours ago
Читатель "Московских историй" Сергей Макеев о хранящихся в семье старинных образцах мебели, приобретеннной дедушкой-электриком

В нашей семье сохранился ломберный столик. А также 4 венских стула (тех еще, дореволюционных) и подчасник - резная тумба-подставка, наверху, на площадке должны были стоять кабинетные часы, правда, самих часов не было. Все это, а также много редких книг, приобрел мой дед, вероятно, в годы НЭПа, когда распродавалось много мебели. Он был монтером-электриком, а эта специальность до 1930-х годов была довольно редкой и, можно сказать, элитарной рабочей профессией, зарабатывали электрики очень хорошо. На фото наш столик и пара стульев на выставке в 2013 г. Крышка раскладывается вдвое. Есть выдвижной ящик, в нем когда-то хранились колода карт, мелок для записывания очков и, вероятно, металлическая тарелочка для мелочи. Столик стоял у бабушки в комнате под скатертью и служил как чайный столик.
вчера
Московские истории
Читатель "Московских историй" Сергей Сульженко вспоминает о том, как жил напротив Кремля и каково было кататься на стульях по лестнице. Наша семья жила на Софийской набережной, она тогда носила имя Мориса Тореза. Жили мы в доме № 34 — бывшей гостинице «Кокоревское подворье». Я в том дворе провёл босоногое детство - до лета 1966 года. Было мне лет 7 и меньше. Дом наш многие называли "военным". (Так называли главный корпус д