Расширение репертуара гитары с помощью аранжировок и транскрипций

02.05.2018

Классическая гитара, путеводитель по каналу

Часто существует некий скрытый конфликт между оригинальными композициями и их аранжировками. Оригинальные композиции представляют слушателю естественный голос инструмента. В отличие от этого, аранжировка является лишь адаптацией композиции для исполнения на инструменте, отличным от того, который был выбран изначально. К счастью, многие артисты достигают баланса и пропорции на концертах, сочетая оба жанра с превосходным эстетическим эффектом.

В 16-ом столетии Luys de Narvaez, маэстро виуэлы при дворе императора Карла V, сделал прекрасную транскрипцию для этого инструмента "Mille Regretz" Josquin des Prez, дав ей заголовок "Cancion del Emperador" ("Песнь императора"). Предположительно, это была одна из любимых пьес Карла V, но из-за невозможности поместить целый хор в спальню монарха Narvaez был вынужден перенести эту музыку на жалкие струны виуэлы, чтобы играть эту мелодию в любое время по прихоти Карла.

Сильным стимулом для создания аранжировки всегда является восхищение определённой композицией, когда эта работа изначально не предназначена для гитары. Ещё одним мотивирующим фактором для артистов, играющих аранжировки, является расширение имеющегося репертуара, получение музыкального разнообразия и содержимого за пределами оригинального репертуара инструмента.

Возможно, самым зрелищным и амбициозным аранжировщиком 20-го века является японский виртуоз Kazuhito Yamashita. В "Yamashita Editions" (1981) он объяснил свой подход таким образом:

Я с детства искал возможности более масштабной выразительности, чем та, что уже есть. Я использовал динамику и симфонические приёмы, испробовал много других способов, чтобы дать исполнение, наполненное современным смыслом, и играть более серьёзные пьесы на гитаре, этом самом выразительном сольном инструменте.

Yamashita поразил (и возмутил) критиков в 1980-х годах своей транскрипцией фортепианного цикла "Картинки с выставки". Yamashita был также первым гитаристом, сыгравшим ре-минорную Партиту №2 И. С. Баха (сюита, которая включает знаменитую Чакону) полностью. Он продолжил делать сольные версии, создав аранжировки Largo Дворжака из "Симфонии Нового мира", "Жар-птица" Стравинского, "Маленькая сюита" Дебюсси, Венская рапсодия №2 Листа, "Лебедь" Сан-Санса, Каприс №24 Паганини и "La Boda de Luis Alonso" Gimenez, а также "Finlandia" Сибелиуса (для двух гитар).

В начале 19-го века некоторые гитаристы-композиторы подражали оркестровому звучанию или аранжировали оперные темы. Два примечательных примера — "Rossinianas" Giuliani и вариации Legnani на арии Rossini и Paisello. Но главным пионером транскрипции стал Tarrega, который заложил основу для расширения репертуара. Его вклад включал композиторов от Баха до Альбениса и вдохновил его учеников Llobet и Pujol на создание разнообразных сольных аранжировок, а также транскрипций для дуэта.

Сеговия широко использовал транскрипции Tarrega, Llobet и Pujol, а также опубликовал свои собственные Segovia Archives в издательстве Schott Music в 1920-х годах. Его концерты неизменно состояли из комбинации аранжировок и оригинальных композиций. Его собственная работа в этой области привела в гитарный репертуар множество композиторов всех эпох. Но самым большим достижением Сеговии стало расширение границ гитарного репертуара И. С. Баха вслед за Таррегой, в частности его редакция Чаконы, которая расширила горизонты всех гитаристов.

Julian Bream начал аранжировать пьесы для гитары на раннем этапе, предоставив выбор издательской компании Clifford Essex с 1949 года, когда ему было всего 15 лет. После того, как его концертная карьера началась всерьёз, он в полной мере продемонстрировал свой собственный замечательный талант к аранжировке. С 1960-х годов многие из этих транскрипций были опубликованы в Faber Guitar Series.

Будучи на восемь лет моложе, чем Bream, John Williams всегда был неутомимым аранжировщиком, но, к сожалению, опубликовал лишь несколько своих транскрипций, а в 1979 году была выпущена серия "The John Williams" Boosey & Hawkes. Его работа ощущается на его записях, одна из самых блестящих — его транскрипция "Valses poeticos" Granados на альбоме "John Williams Plays Spanish Music", 1969.

В 1980-х годах Schott Music начал издавать Narciso Yepes, который со своей десятиструнной гитарой был горячим сторонником как старого, так и современного репертуара, неизменно реализуя свой собственный подход в любой ситуации. Другим крупным редактором был Alirio Diaz, который познакомил издателя Zanibon со своими аранжировками Mudarra, Corbetta и Scarlatti, а также редакциями Barrios и популярных венесуэльских и итальянских композиторов.

Объединяющая характеристика всех упомянутых аранжировщиков заключается в том, что все они были великими исполнителями. Их редакции отражают их уникальную художественную самобытность. Секреты таких инициатив состоят в видении, воображении и стремлении к расширению возможностей инструмента, которые были достигнуты до них.

Амбиции в этой области как правило вознаграждаются. Что касается инноваций вообще, существует пример Paul Galbraith, выдающегося артиста (особенно в области интерпретации И. С. Баха), который оказался достаточно амбициозным и смелым даже до того, чтобы продвинуть совершенно новый тип восьмиструнной гитары.

Со своей новой техникой и инструментом Galbraith представил целый ряд до сих пор неиграемых пьес Баха, Брамса и Гайдна. Его комментарии по этому поводу невероятно напоминают кредо Yamashita примерно 40 лет назад:

Как гитарист, я чувствую, что теперь могу начать всё сначала, в совершенно новом мире разворачивающихся возможностей, предоставленных мне благодаря David Rubio и разработке Brahms guitar.

По материалам статьи Expanding Guitar Repertoire Through Arrangements and Transcriptions.