16 665 subscribers

Спасение государства ценой даже одной жизни...

977 full reads

...делает ненужным такое государство, которому надо просто дать развалиться и сгинуть в пучину истории. Так, вроде? На этой мысли пересекаются Эразм Роттердамский, известнейший интеллектуал эпохи Возрождения, и Эндрю Куомо (Andrew Cuomo), нынешний губернатор штата Нью-Йорк. Вот она, ещё одна встреча на Эльбе теории и практики.

Эндрю Куомо, прославившийся губернатор Нью-Йорка, особенно после своего заявления, что он не постоит за ценой спасения жизни хотя бы одного человека в его штате. Даже ценою экономического благосостояния штата? Читайте далее в статье.
Эндрю Куомо, прославившийся губернатор Нью-Йорка, особенно после своего заявления, что он не постоит за ценой спасения жизни хотя бы одного человека в его штате. Даже ценою экономического благосостояния штата? Читайте далее в статье.

Сладкая парочка

Рассказывая про интеллектуальную составляющую эпохи Ренессанса своим американским старшеклассникам, я всегда заостряю их внимание на трёх мыслителях того время: Никколо Макиавелли, Эразм Роттердамский и Томас Мор. Про Томаса Мора, написавшего "Утопию" (1513 год), надо рассказывать, вообще, отдельно, а вот Эразм и Макиавелли всегда выступают сладкой парочкой Твикс.

Дело в том, что по словам Макиавелли самая главная цель правителя - это сохранение государства, на чём слава флорентийского дипломата и писателя и держится уже более пяти столетий. По словам же Эразма главная цель правителя - сохранение каждой человеческой жизни, делая сохранение государства задачей второстепенной, с чем губернатор Куомо на днях, похоже, согласился.

Явная разница во взглядах Макиавелли и Эразма бросится в глаза читателю сразу же, как только он прочтёт названия их бессмертных работ: "Государь" и "Воспитание христианского государя". Один государь светский, а другой духовный. Один в могилу загонит своего подданного (ради отчизны, конечно), а другой пылинки с него будет сдувать. Так предстают эти два титана мысли в представлениях моих учеников.

Никколо Макиавелли (1469-1527).
Никколо Макиавелли (1469-1527).
Эразм Роттердамский (1466-1536).
Эразм Роттердамский (1466-1536).

Современные примеры по Макиавелли

Чтобы привести примеры государей служащих сохранению своих держав, далеко ходить не надо. Самый яркий из них для любого американца - это Линкольн. Ради сохранения США как целого государства с населением в 31 миллион человек, в топку Гражданской войны (1861-1865 годов) он бросил миллионы, из которых около 600 тысяч погибло. Внушительная плата за победу.

И в XX веке примеров множество. Скольких миллионов жизней стоило, например, спасение Советского Союза, да и не только его одного? Не просто так в июле 1966 года Шарль де Голль стоял двадцать минут, склонив голову и отдавая честь, у могилы Сталина.

Развал Советского Союза, конечно, возродил анти-сталинизм, но только для того, чтобы новое государство с его новыми руководителями не проигрывали в сравнении с достижениями той героической эпохи. По этой же причине Хрущёв развенчивал культ личности Сталина. Ну, а как ещё управлять мощнейшим государством, не соответствуя величине своего предшественника? Только сбросив уже безопасного покойника с пьедестала.

Вячеслав Молотов подписывает франко-советский договор в 1944 году. Шарль де Голль стоит за его спиной и обращается к Сталину, которому он до конца своих дней останется благодарным за помощь, оказанную Франции в трудную минуту.
Вячеслав Молотов подписывает франко-советский договор в 1944 году. Шарль де Голль стоит за его спиной и обращается к Сталину, которому он до конца своих дней останется благодарным за помощь, оказанную Франции в трудную минуту.
Во время официального визита Шарля де Голля в СССР в 1966 году.
Во время официального визита Шарля де Голля в СССР в 1966 году.

Следуя примеру, но не говоря, чьему

Впечатление складывается такое, что все руководители следуют советам Макиавелли, но не упоминают даже его имя. Для приличной компании он - личность, прямо-таки, одиозная. Намного уместнее говорить об Эразме, если, конечно, его ещё помнят и знают в народе. Озвучивать его идеи - да, сколько угодно, но следовать его советам - ни в коем случае, разве что за редкими исключениями...

Или Михал Сергеич

Репутация этого руководителя на Западе диаметрально противоположная Сталину. Первый - освободитель мира от коммунистического ига. Второй - кровопийца. Так и преподносится история СССР и России ХХ века в американских школах, когда о ней заходит речь на уроках.

Можно даже предположить, что Горбачёв руководствовался самыми благими намерениями, словно следуя советам Эразма, и сделал всё возможное, чтобы не проливать кровь даже одного человека ради спасения советского государства, хотя ему, наверняка, докладывали, кто именно был тем человеком и с какой компанией он связался.

Ну, ладно. Мир сохранён, вроде бы. Жёсткие меры не приняты. Кровь не пролита (тоже вроде бы). Государство развалено. А дальше? А дальше начинается суд истории, то есть человечества, над свершившемся и над руководителем всё это допустившим. Исторический приговор не в пользу обвиняемого.

Почти соратники.
Почти соратники.

А теперь Эндрю Куомо

На днях губернатор Нью-Йорка произнёс вот такие сильные слова (ссылка):

If everything we do saves just one life, I'll be happy.
Если всё, что мы делаем, спасает хотя бы одну жизнь, я буду счастлив.

И я тут же вспомнил Эразма Роттердамского. Кто-то прибегает к иронии над чувствами человека, стоящего посреди эпицентра и оказавшимся, к тому же, крайним, но это совершенно напрасно. Чувства его, наверняка, искренние, как, возможно, и его стремление воплотить идеи мыслителя Эразма на практике государем Куомо.

Вот только печальное положение и искренность не освобождают его от исторической ответственности. Можно разогнать всех по домам, спасая жизни от заразы, которая косит людей напропалую (судя по новостям), пустить частный сектор экономики под откос, тоже во имя спасения жизней, а в итоге получить новую катастрофу, которая ударит по гораздо большему количеству людей, спасённых от болезни. Лекарство окажется сильнее самой болезни по летальности.

Эндрю Куомо с Керри Кеннеди (его бывшая жена, а также дочка Роберта Кеннеди и племянница самого президента Кеннеди).
Эндрю Куомо с Керри Кеннеди (его бывшая жена, а также дочка Роберта Кеннеди и племянница самого президента Кеннеди).

Необходимость выбора наименьшего зла

Некоторые решения, которые вынуждены принимать политики, настолько чудовищные, что лучше в политику вообще не соваться. Например, 14 ноября 1940 года шифровальщики сообщили Черчиллю, что немцы разбомбят город Ковентри (Coventry) всего через несколько часов, оставив премьер-министра перед выбором: сообщить жителям города или нет. Черчилль принял решение быстро, но не в пользу мирного населения. Спасение империи перевесило спасение отдельных её подданных. (Подробнее о книге главного шифровальщика Британии того нелёгкого времени читайте здесь.)

А вот пример попроще. Собираются городские власти и решают банальный вопрос ограничения скорости на дорогах: 65 миль в час или все 75? При 75 биться на смерть будет намного больше водителей, чем при 65. Тогда почему бы не запретить ездить быстрее 35 миль в час? Спасённых жизней ведь будет ещё больше. Может, вообще, автомобили запретить? А ещё лучше запереть всех дома. Тотальная безопасность. Мечта любой мамы.

История, конечно, расставит всё по своим местам, но только задним числом, как после той драки, когда кулаками махать уже не имеет смысла. Вообще, историю лучше не изучать и не преподавать. Тогда все дурацкие ошибки станут казаться новыми и простительными, как у подростков, только-только начинающих взрослую жизнь, полную дров, которых ломать, не переломать.

Спасение государства ценой даже одной жизни...

Спасибо, что дочитали. Подписывайтесь на канал, если понравилась заметка. До новых встреч!