Сокровище

10.02.2018

СОКРОВИЩЕ. ФАНТАСТИЧЕСКИЙ РОМАН.
Публикуется по главам ежедневно.

Автор: Николай Соснов

Читайте в журнале Покет-Бук Пролог, Главу 1, Главу 2, Главу 3, Главу 4, Главу 5, Главу 6, Главу 7, Главу 8, Главу 9, Главу 10, Главу 11, Главу 12, Главу 13, Главу 14, Главу 15, Главу 16, Главу 17, Главу 18, Главу 19, Главу 20, Главу 21, Главу 22, Главу 23, Глава 24, Главу 25, Главу 26, Главу 27, Главу 28, Главу 29, Главу 30 романа "Сокровище".

ГЛАВА 31. ВТОРОЕ ПРЕДАТЕЛЬСТВО

Костя некоторое время молчал, переваривая ошеломляющее сообщение Вениамина. Тот, видимо закончив вступление к основной части речи, принялся объяснять произошедший на площади инцидент:
- Мы мало знаем о том, что происходило в прежние времена. В книгах, понятное дело, ничего нет о той междоусобной войне человека против человека. Главное до нас дошло, брат мой. Главное это послание Благодетелей. Да, так вот, в старые времена наши предки чуяли что к чему, жили скромно, много трудились в ожидании Возвращения. Они желали достойно встретить Благодетелей.
Костя слушал вполуха. Версия Вениамина о войне древних сбивала с толку. Закон рассказывал о древних как о развращенных людях, наказанных Господином Небес. Алфавит воспевал древних как полубогов, обладавших сверхчеловеческими знаниями и силой. Даже если в обоих вариантах есть крупицы истины, то отдельные известные Косте элементы все равно никак не складывались в правильный узор.
В Господина Небес Костя больше не верил. Ну, не то чтобы совсем разуверился в наличии Божьего престола, но на небе его больше не искал. Может быть, где-то в другом месте. А Книга Закона просто обман легковерных. Древние оставили после себя ощутимые доказательства могущества.
- Вы не могли бы рассказать о войне древних? - осторожно спросил Костя. - Как она началась и почему?
-Говорю же, брат мой, мы знаем очень мало, - с некоторым раздражением ответил Вениамин, - да это и не имеет значения. Я продолжу, а ты не перебивай, тебе пригодится узнать что к чему.
Костя извинился и постарался принять вид внимательного слушателя. Правильная линия поведения в его положении. Удовлетворенный покорностью нового знакомого, Вениамин продолжил:
- Благодетели испытывали нашу веру, чтобы найти самых преданных. К сожалению многие не выдержали испытания. В каждом поколении находились отступники, число их множилось. Другие братья и сестры вместо совершенствования себя в духе смирения и благочестия увлеклись соблюдением обрядов и суевериями. Под мудрым водительством Радетелей наш Рынок рос, расширялся, и процветает все больше. Разве не достаточное доказательство благоволения Благодетелей и приближения Возвращения? Но суеверы желают получить Груз немедленнно, прямо сейчас! Им кажется, что Благодетели настолько мелки, что оскорбляются нарушениями выставленных в Послании условий и поэтому откладывают Возвращение. Они объявили себя истинными получателями Груза и откололись от нас. Община разделилась на Ожидающих и Охраняющих.
Вениамин остановился, чтобы вновь достать кувшин, и на этот раз глотнул из него. Воспользовавшись моментом, Костя, которому не очень нравилось молчать во время беседы, задал вопрос:
- А чем ожидающие отличаются от охраняющих?
Вениамин хлебнул еще вина, утерся невесть откуда извлеченным зеленым полотенцем и, спрятав кувшин под стол, продолжил:
- Охраняющие выставили у площади посты, брат мой, дабы увериться, что никто не ступит на нее днем. Все на Рынке знают об этом, и никто даже не пытается пройти через площадь, ведь наказанием за святотатство служит смерть. Охраняющие отняли у нас даже право приводить площадь в порядок по ночам.
- А что же Радетели? Я так понял, они тут главные, вроде князей? Разве они не могут навести порядок?
Вениамин неожиданно горько усмехнулся:
- В том и дело, что некоторые нынешние Радетели стали такими, как князья в Империи. Исторически было пять равных Радетелей, они передавали служение по наследству. Со временем наследников становилось больше, первоначальные установления изменились. Была сообщена новая воля Благодетелей, чтобы служение Радетелей могло быть разделено на неравные доли и предоставлено не только кровным наследникам. Нынче у нас девять семей Радетелей, в служении у них неравный вес. За Охраняющих три семьи, зато их вес в служении равен весу шести остальных. И к тому же некоторые присоединились к новому торговому культу… - Вениамин внезапно остановился, будто вспомнив нечто важное. - В общем, брат мой, пока это все, что нужно тебе знать. Главное запомни: не ходи по площади. Лучше вообще не появляйся в окрестностях Склада. Охраняющие редко выходят в другие части Рынка, право обрушивать гнев на людей им дано только здесь.
- Спасибо за спасение и предупреждение, - Костя был абсолютно искренен в своей благодарности. Надо же, чуть не погиб из-за пустяка. Ну и мудрец Дормидонт Иванович! Столько порассказал о Рынке, а самое полезное знание утаил или, скорее, забыл по-стариковски.
- Спасибо в карман не положишь, - хитро улыбнувшись, сказал Вениамин. - Отныне мы с тобой, брат, связаны партнерством. Так делаются дела у нас на Рынке. Сегодня я тебе помог и еще помогу, на работу устрою, в другой раз ты поможешь мне. Помогать друг другу велели нам Благодетели. Взаимопомощью мы сдерживаем хаос мира.
Костя постарался подыскать верные слова, чтобы выразить пришедшую на ум мысль:
- Конечно, я буду рад помочь вам, чем смогу, но поймите: я сделаю это из уважения и благодарности. Честно скажу, хоть ваш рассказ меня и удивил, однако, свет учения Благодетелей пока не озарил мою душу.
Хитрая улыбка Вениамина стала широкой и ясной. Он перегнулся через стол, сминая скатерть, и похлопал юношу по плечу.
- Я понимаю, Владимир! Мы не обращаем в свою веру насильно как законники, не усаживаем за книжки как Алфавит, но и не жадничаем за Груз как Охраняющие. Послание говорит само за себя. Счастливая жизнь ждет тех, кто дождется Возвращения и получит Груз. Не мы, так потомки наши насладятся им. Истинно верных ждет Груз уже после смерти. Тело умрет, а душа воссоединится с Благодетелями и вкусит от их щедрот. Мы принимаем всех и не затягиваем к себе никого. Будем дружить и помогать в делах, а если ты так и не примешь Послание, ну что же, нам больше достанется от Груза, брат мой! - И Вениамин по-доброму рассмеялся.
Штора отодвинулась, и в нишу заглянула та самая бледная женщина, что встретила их на пороге Зала Ожидания. По недовольному взгляду, мельком брошенному на смятую скатерть и подвинутое вязание, Костя определил, что изготовлением чулка занималась именно она. Впрочем, подобные случайные мысли мигом вылетели из его головы, как только женщина заговорила:
- Паренька нужно срочно вывести. У дверей собрались человек десять, не меньше, судя по шуму. Требуют выдать святотатца. Верховодит у них Лисицын, кажется.
- Бездельный рисовальщик, пригретый женой Директора, - проворчал Вениамин. - Хорошо, сестра, давай ключ.
Женщина достала из потайного кармашка в рукаве крохотный ключик и протянула Вениамину.
Не успел Костя опомниться, как Вениамин уже провел его по совсем другому коридору, украшенному двумя бесконечными рядами изображений — незнакомыми цветками с шипастым стеблем на одной стене и, удовлетворенными жизнью, мирно спящими кошечками на другой. Когда коридор расширился в небольшую пустую комнату, Вениамин нагнулся и поводил рукой по нижней части стены с кошечкой, как бы поглаживая животное. Противоположная стена с цветком раздвинулась, открывая доверху набитую явно не пустыми ящиками и коробками каморку. Протиснувшись через загромождения товара, они очутились у хлипкой на вид двери со смешным вставным замочком.
- Поболтайся до вечера на юго-западе. Возвращайся на ночлег, как стемнеет, - сказал Вениамин, отпирая дверь ключиком, - Завтра я тебя определю на работу. Как вернешься, стучи, тебя будут ждать.
Солнечный свет хлынул в каморку, подавляя тусклое горение коридорных свечей и ослепляя двоих, застывших на пороге. Мгновение, и младший из них очутился на одной из шумных улочек Рынка среди важных господ в дорогих кафтанах, прелестниц в кружевных воротничках и их служанок в ярких косыночках. Неприметная серая дверь в стене двухэтажного дома затворилась.
Костя огляделся, пытаясь соориентироваться. Завлекательные вывески демонстрировали прохожим ножницы, наперстки, катушки ниток, утыканные булавками подушечки. Вокруг по отличной каменной мостовой сновали туда-сюда хорошо одетые люди, большей частью женщины и девушки. Портняжный квартал? Если верить памяти и карте Дормидонта Ивановича, он располагается значительно южнее.
Невдалеке Костя приметил деревянную стрелку указателя. Подойдя к ней, он прочел надпись «Канал» и наконец сообразил, где находится. Вениамин выпустил его западнее входа в Зал Ожидания на улицу с обратной стороны Биржи.
Костя пошел туда, куда указывала стрелка. Как ни хотелось поглядеть на Канал, он воспользовался первым же ответвлением в сторону торговых кварталов. Довольно с него приключений на сегодня. Наступало обычное время завтрака. В животе образовалась истекающая жидким теплом печь, настоятельно требующая задушить нарастающий жар водой и пищей. Воды требовало и пересохшее горло.
Особенно сильно есть хотелось при встречах с лоточниками и уличными продавцами еды. Один из них, угощавший покупателей обильно сдобренными сливочным маслом ароматными лепешками прямо с устроенного в решетчатом ящике огня, заставил Костю ощутить столь острый приступ голода, что пришлось ускорить шаг, дабы поскорее уйти подальше от аппетитного запаха.
Получить еду не представлялось возможным, потому что ее обменивали на те самые чеки — бумажные прямоугольнички, упрятанные в прозрачный твердый материал. Чеков у Кости не имелось. Он смутно догадывался о значении чеков как некого особого изделия, которое можно обменять на любые другие товары, и, наверное, можно получить в уплату за работу. Юноша пожалел, что не попросил еды или чеков у Вениамина.
Шатаясь по окраинам торговых кварталов, Костя наткнулся на скромный домик с рыболовным крючком и надписью на вывеске: «Адриан Собакин. Товары для рыболова». Счастливая мысль осенила юношу. Он вспомнил про содержимое ранца. Среди множества мелочей Костя владел и тремя превосходными металлическими крючками для рыбной ловли. Раз изделия труда тут обменивают на чеки, может быть, Адриан Собакин купит его крючки? Самому Косте крючки уже ни к чему, путешествие закончено, а если когда и понадобятся, он вырежет себе привычные костяные.
Старый владелец лавки, увешанной сетями, удочками и прочей рыбацкой амуницией, долго и пристально разглядывал Костины крючки. Лицо его, обветренное, словно дубленое, было очень выразительным. Хорошо очерченные толстые губы раскрылись и послышался неожиданно слабый и мягкий голос:
- Врать не стану, крючки изрядные. За каждый дам девять чеков.
Костя не знал местных обычаев обмена и потому молчал. Двадцать семь чеков, много или мало?
Собакин истолковал его молчание почти правильно. Лицо его подернулось брезгливой гримасой. По-прежнему мягко, но с нотками раздражения, он сказал:
- Десять дам. Последняя цена. Бери или проваливай!
Эти слова решили судьбу сделки. Косте так хотелось кушать, что он без слов ссыпал в карман тридцать прямоугольных пластинок, сковавших надежной защитой бумажки с цифрой «1», витиеватой подписью и печатью в виде весов. На ощупь прозрачный материал оказался шероховатым и твердым как камень. Костя подумал, что одним из тупых углов чека при некоторой сноровке и дополнительном труде вполне можно резать простейшие деревянные вещички.
Впрочем, подобным размышлениям Костя предавался недолго. Получив возможность позавтракать, он решил, что не удовлетворится перекусом с лотка, а найдет одно из примеченных ранее заведений, именовавшихся тавернами, трактирами и другими незнакомыми, но, судя по запахам из окон, вкусными словами. Там Костя сможет не только подкрепиться, но и спокойно обдумать ситуацию, и в первую очередь предложение Вениамина о партнерстве. Поэтому юноша вежливо спросил у первого попавшегося прохожего дорогу к ближайшей таверне. Получив указание на кабак папаши Яна «Путеводная звезда» и стараясь не обращать внимания на уличных продавцов съестного, Костя поспешил мимо лавки мясника вверх по ступеням просторной лестницы.
Он шел так целеустремленно, что почти перестал замечать окружающих. Костя не заметил стайку маленьких сорванцов, с увлечением игравших костяными бабками в игру известную в его поселке как «колодец», а на Рынке носившую название «голова мертвеца». Не заметил несущегося стремглав паренька в особого фасона груботканой серой куртке и серой же кепке с красиво вышитой эмблемой в виде дрожащей на ветру красным пламенем желтой свечи — одного из членов славной на Рынке гильдии рассыльных. Не заметил он и подпиравшего стенку заведения папаши Яна бедно одетого голубоглазого блондина, чью золотистую шевелюру и черты лица тут же скрыл торопливо надвинутый капюшон.
Панкрат Кортиков узнал Костю и до смерти перепугался. Какой отличной смекалкой надо обладать и какой жгучей жаждой мести преисполниться, чтобы проделать путь до Рынка, разузнать о нем и разыскать заведение отца! Быстрая твердая походка Сальникова, казалось, свидетельствовала, что готовится чуть ли не разбойничий набег на «Путеводную звезду». Глупо примешивать к их делам отца. Старик, конечно, откажется платить за художества сына и выставит нахала вон, в лучшем случае — посоветует подать жалобу в дирекцию.
Панкрат похолодел: если жалобу примут и расследуют, не избежать серьезных неприятностей вплоть до свидания с трудящимися на каторге приятелями.
Накрыть его сыщикам труда не составит. Книжку Панкрат продал на Бумажной улице знакомому торгашу. Тот выдаст его без колебаний. Положим, он украл не на территории Рынка и отбрехается от суда. Только не возникнет ли после шумихи каких-нибудь подозрений у знакомцев покойного Догонашева? Панкрат им сказал, что вернулся из похода совсем пустой, что вроде бы подтверждало историю о гибели нанимателя и пропаже груза. Появление нового обстоятельства может возбудить старые подозрения. Контрабандисты — серьезные ребята, разговор с убийцами и грабителями у них ровно такой длины, какая требуется для погружения клинка в грудь.
Панкрат укрылся во дворе противоположного дома, ожидая скорого появления Кости.
Продав книгу, сын хозяина «Путеводной звезды» снял самую дешевую комнату в самой задрипанной гостинице в районе южных притонов. Прожив несколько дней на котелке дрянного супа на случай проверки его слов кем-то из друзей Догонашева, Панкрат затем вернулся к привычному образу жизни. Впитывая удовольствия, услужливо предоставляемые злачными местами города человеку с деньгами, Кортиков скоро спустил все до последнего чека. Он сменил приличную одежду на лохмотья, а гостиничную комнатку на конуру подметальщика улиц, позволявшего ему ночевать у себя в обмен на помощь в уборке. Панкрат то голодал то нет, подрабатывая чисткой обуви знатных господ в гостиницах и другими ничтожнейшими занятиями.
Иногда он получал мелкие поручения от ребят, промышлявших ремеслами, заслуживающими пристального внимания городского судьи. В такие дни удавалось сытно поесть. Последние дни блудный сын ошивался возле родительского заведения, надеясь разжалобить папашу, но никак не решался войти и встретиться с отцом лицом к лицу.
Наблюдая за входом в кабак, Панкрат обдумывал ситуацию в поисках выхода. Умилостивить Костю нечем, деньжат в карманах нет. Прибить в темном уголке? Опасно, можно заработать еще большие проблемы, чем нынешние. Сбежать с Рынка? А куда податься? На поляночку в лесу? Суровая жизнь старателя или охотника не прельщала Панкрата, хотя повидавший свет отец и научил его в детстве премудростям прежних профессий. Нет, в лесу он долго не протянет, вернется в город и попадет как кур в ощип.
Панкрат думал, а Костя все не выходил. Двойные двери кабачка распахивались, впуская и выпуская выбравшихся по делам в город окрестных фермеров, заскочивших пропустить на ходу кружку кваса или пива торговых служащих, зашедших за поздним завтраком своих господ молоденьких смешливых служанок, удачливых умельцев стянуть чужое, подкреплявшихся перед трудовым днем, - обычных дообеденных посетителей папаши Яна.
В конце концов Панкрат не выдержал и, перебежав улицу, привалился к раскрытому окну кабачка. К его удивлению Костя мирно поглощал обильный завтрак за столиком по соседству с известным в околотке уличным певцом, имевшим обыкновение прочищать горло с утра стаканом-другим вина. Что бы это могло значить? Старик устыдился поступка сына и решил в извинение угостить пострадавшего? Не похоже на папашу Яна, впрочем, кто знает, до какого скудоумия он скатился.
Тут Кортиков увидел в уголке у буфета пожилого мужчину в расстегнутом черном жилете. Засучив рукава черной рубашки, мужчина сидел верхом на плетеном стуле и покуривал трубочку дурмана. На столике перед ним стояли миска рыбного супа и глиняная бутылка. Мужчину звали Юлиан, на жизнь ему зарабатывали две молоденькие подружки, которых он иногда поколачивал за нерадивость. Деньги на выпивку и развлечения Юлиан добывал, устраивая, как любили говорить люди его рода занятий, встречу желающего с желаемым, будь то вход на подпольные бои мастеров меча или заказ лихим парням на поджог лавки соперника по торговле. Недавно Панкрат выполнил поручение Юлиана, благодаря чему узнал об одном его необычном клиенте и его особых, изрядно оплачиваемых запросах. Панкрата озарила потрясающая идея. Он придумал наконец, как избавиться от Кости, да еще и заработать на исчезновении мальчишки несколько чеков.
Поймав за ухо одного из уличных шкетов, Панкрат сунул ему в карман последнюю пластинку достоинством в четверть чека и велел вызвать Юлиана из кабака на улицу.
Тем временем, ничего не подозревающий Костя уплетал за обе щеки горшок рыбной похлебки - купленное за два чека дежурное блюдо папаши Яна. «Путеводная звезда» славилась рыбными блюдами, даже некоторые важные господа захаживали сюда ради них, но Костя не знал о репутации заведения. Юноша просто с радостью пил рыбный бульон, жевал кусочки грибов и кубики моркови. Рыбу служитель подал отдельно с отварным картофелем и рубленым чесноком. Кушать дар реки полагалось со сметаной.
Подобрав все до крошки, Костя за половину чека взял еще кусок свежевыпеченного хлеба, яблоко и кувшин травяного чая. Желудок приятно тяготил сытостью. Обеденный зал кабачка полнился посетителями. Вид завтракающих городскими кушаньями селян в добротной крепкой одежде особенно понравился Косте, он почувствовал в себе нечто сродни им, хотя никогда подолгу не работал в поле, а хозяева с ферм вокруг Рынка никогда не знали принудительного размещения в закрытых поселках. Их уверенные властные голоса, требующие добавки или стакан вина, вызывали у Кости некоторую зависть. Ну, ничего, скоро и он будет так же крепко стоять на ногах. Все складывается неплохо. Без неприятностей не обошлось, зато Костя теперь при чеках, договорился о ночлеге, завтра устроится в подручные к мастеру. Время до весны уйдет на пригляд к местным делам, потом можно купить инструменты, найти подходящий сарайчик для мастерской и работать самостоятельно. Тогда и только тогда можно выйти на членов Алфавита и через них подбросить весточку друзьям. Когда накопится достаточное богатство, он сможет нанять помощников, чтобы вывести родителей из поселка. Мама будет вне себя от радости, а отец поразится его успехам. Вместе поставят лучшую мастерскую резьбы, купят хороший дом.
Мечты вырисовывали перед Костей все более и более прекрасное будущее. Бормотание просящего чеков пьянчужки вырвало парня из мира грез. Пропахший кислым вином оборванец не мог встретиться в Костином волшебном будущем. Допив чай и жуя яблоко на ходу, Костя вышел из «Путеводной звезды». Вслед выбежал выставленный за дверь хозяином забулдыга.
Некоторое время Костя мялся на месте, рассматривая большие цветы, разбросанные в керамическом орнаменте стены, и, решая, чем же заняться до вечера. Просто так бродить по городу уже не хотелось, еще жив в памяти полученный на площади урок. Нерешительность Кости поборол пристроившийся между двумя разносчиками мелочевки пожилой зазывала в разноцветной полосатой одежде. Не по возрасту звонко глашатай выкрикивал:
- Только сегодня по сниженным ценам! Известный жонглер Трой идет на рекорд! Часовое выступление с восемью предметами!
Костя спросил у крикуна, как пройти на представление Троя. Тот несколько удивился его незнанию, но охотно объяснил, как пройти к цирку гильдии акробатов, заодно добавив, что перед Троем выступят чревовещатель и человек-проглот, кушающий все, что ни пожелают зрители. Новые слова «жонглер», «акробат», «чревовещатель» выгрызали трещинки любопытства в сытом Костином благодушии, искореняя желание присесть на скамеечку и бездумно созерцать уличную жизнь, пока в животе переваривается похлебка. Костя решил посетить цирк. Свернув у харчевни «Половина чека», он зашагал к цирку по узкой грязной улочке, уводившей на юг от границы торговых кварталов.
Возле обшарпанной двери старого одноэтажного дома путь Косте заступил мужчина в сером башлыке, из-под которого виднелись лишь длинные покусываемые усы. Не успел Костя подумать, что незнакомец одет не по погоде, как усатый в один шаг преодолел разделявшее их расстояние и ловко втолкнул юношу в услужливо распахнувшуюся дверь. Костя очутился в темноте, которая немедленно осветилась радужными волнами, захлестнувшими его с головой.
- Полегче, - раздался над головой рухнувшего в беспамятстве Кости девичий голос, - Пусть останется жив, за живого больше получим.
- Жив он, - сказал усатый в башлыке, входя и затворяя дверь. - Егорушка в битье подвизался, когда ты пешком под стол ходила.
Вспыхнули поочередно три свечи. Егорушка, лысый амбал в черной рубахе и того же цвета штанах, потрошил Костин ранец, в то время как усатый обыскивал самого парня. Рядом на коленках сидела невзрачная девушка лет шестнадцати в строгом сером платье и осматривала извлекаемые усатым вещи. Сосчитав Костины чеки, она сделала вывод:
- При деньгах паренек. Панкрат не надул. Ой, что такое? Похоже на свисток.
Девушка схватила из рук усатого белый костяной кругляш и дунула в него. Ожидаемого звука, однако, не последовало, зато кругляш засветился мерцающим красным огоньком.
- Дай сюда! - усатый вырвал свисток, - совсем ополоумела свистеть! Желаешь сыщиков сюда созвать?
- Ой, диво какое! - захлопала девушка в ладоши.
- Да, за эту штучку мы выручим немало, - согласился усатый.
- Подари мне ее, она красивая, - попросила девушка.
- Ну еще чего придумала! Юлиан способен получить за вещичку не меньше гривны. Егорушка, пора, пойдем за носилками. Одежду снимем после доставки как обычно.
Встав над поверженным Костей и полив его из бутылки скверно пахнущим крепленым вином, усатый насмешливо произнес:
- Его милость молодой господин упился до потери сознания и нуждается в помощи. Ничего, верные слуги сейчас отнесут его куда следует.
Вскоре двое мужчин вытащили из дома крытые носилки, из-за боковых штор которых небрежно высовывались ноги в кожаных штанах, популярных у зажиточных старателей и контрабандистов. Прохожие равнодушно скользили взглядами по носилкам и тут же забывали о них: эка невидаль, удачливый гуляка пропивает награду за сданный на Склад товар. Похитители без помех уносили Костю на юго-восток.

Нравится роман? Это результат кропотливого литературного труда. Помогите автору освободить время и создать условия для работы. Поддержите творчество Николая Соснова денежным переводом с пометкой "Для Николая Соснова".

Глава 32 романа "Сокровище" будет опубликована завтра в воскресенье 11 февраля.

Подпишитесь на канал Покет-Бук, чтобы не пропустить новинки!