Как олигарх каждому рабочему руку пожимал

115 full reads

Как олигарх каждому рабочему руку пожимал

Где те дни, когда телефон не умолкал, когда я не знал, какая проблема важнее и за что браться, когда в сутках не хватало часов?
Все эти звонки и совещания были тушением пожаров, напоминаю я себе. А если нет пожаров, то и тушить нечего. Сейчас все идет гладко — пожалуй, даже слишком гладко.

Это сказал Алекс Рого. Чтоооо???????!!!!!!!

Вы можете в это поверить?

Человек-неудачник и никчемный директор жалкого завода от которого даже жена ушла? Завод ведь собирались закрыть 3 месяца назад…

а вместо этого Алекс получил повышение, жена вернулась, завод на первом месте по прибыли в корпорации ЮНИКО и просроченных заказов больше нет!

Как ему удалось? Ответ: ТЕОРИЯ ОГРАНИЧЕНИЙ В ДЕЙСТВИИ

Историю во всех подробностях описал Элияху Голдратт в книге «Цель». Автор книги – физик, руководитель и разработчик программного обеспечения. Он изобрел и описал ТЕОРИЮ ОГРАНИЧЕНИЙ, которая дает поразительные результаты в управлении производством и гарантированные СВЕРХПРИБЫЛИ в короткие сроки.

О триумфе, который Вы легко сможете повторить, читайте финальный отрывок из «Цели». Повествование от лица Алекса Рого:

— Это что, вертолет? — спрашиваю я.
Лу подходит к окну.
Как олигарх каждому рабочему руку пожимал

— Точно, вертолет, и он садится на нашу лужайку!
Я выглядываю в окно в тот момент, когда вертолет касается земли, поднимая своим винтом облако пыли и сухих стебельков скошенной травы. Лопасти еще не успевают остановиться, как на землю сходят двое.
— Один, похоже, Джонни Джонс, — говорит Лу.
— Точно, Джонни Джонс, — соглашаюсь я.
— А второй кто?
Не могу понять. Я наблюдаю за тем, как Джонс и его спутник пересекают лужайку и выходят на автостоянку. Что-то в манере держаться и в уверенной, даже чванливой походке этого огромного седоволосого мужчины кажется мне отдаленно знакомым. И тут до меня доходит, кто это.
— О Боже! — восклицаю я.
— Я не думаю, что Ему понадобился бы вертолет, чтобы сойти на землю, — бурчит Лу.
— Это гораздо хуже, чем Бог, — говорю я. — Это Баки Бернсайд!
Прежде чем к Лу возвращается дар речи, я выбегаю из кабинета, в коридоре поворачиваю за угол и врываюсь к Стейси. Она, ее секретарша, а также все ее посетители стоят у окна и смотрят на этот проклятый вертолет.
— Стейси, быстрее, надо поговорить!
Я выволакиваю ее в коридор.
— Как ситуация с заказом Бернсайда? — спрашиваю я.
— Последнюю партию отправили два дня назад.
— Вовремя?
— Конечно, — отвечает Стейси. — Никаких проблем не было, как и с предыдущими партиями.
Бросив через плечо «спасибо», бегу дальше.
— Донован!
Его в кабинете нет. Я обращаюсь к секретарше:
— Где Боб?
— Наверное, в туалет пошел, — говорит она.
Я бегу к туалету. Когда я врываюсь туда, Боб моет руки.
— По заказу Бернсайда, — спрашиваю я, — были проблемы с качеством?
— Нет, — отвечает Боб, испуганно глядя на меня. — Я, во всяком случае, об этом ничего не знаю.
— Ну а хоть какие-нибудь проблемы были? — спрашиваю я.
Боб вытирает руки бумажным полотенцем и говорит:
— Нет, все работало как часы.
Я прислоняюсь к стене:
— Тогда какого черта он здесь делает?
— Кто? — спрашивает Боб.
— Бернсайд. Он только что прилетел на вертолете с Джонни Джонсом.
— Что?!
— Идемте со мной, — говорю я Бобу.
Мы спускаемся вниз, но перед проходной никого нет.
— Мистер Джонс проходил здесь? — спрашиваю я у вахтерши.
— Двое мужчин с вертолета? — уточняет она. — Нет, я наблюдала за ними — они пошли в цеха.
Мы с Бобом устремляемся по коридору к двойным дверям, за которыми оранжевый свет и грохот завода. Один из мастеров замечает нас и, не дожидаясь вопроса, показывает, в какую сторону направились Джонс и Бернсайд. Повернув в нужный проход, я замечаю их.
Бернсайд подходит к каждому встречному рабочему и пожимает ему руку. Честное слово! Он всем пожимает руки, хлопает по плечу, что-то говорит. И улыбается при этом.
Джонс идет рядом с ним и делает то же самое. Как только Бернсайд отпускает чью-то руку, Джонс пожимает ее. И так они обходят всех, кого видят.
Наконец Джонс замечает меня и Боба, хлопает Бернсайда по плечу и что-то говорит.
Бернсайд одаривает его широкой улыбкой и спешит ко мне, приветственно вытянув руку.
— Вот человек, которого я хочу поздравить особенно, — говорит Бернсайд зычным голосом. — Лучшее я оставлял напоследок, но вы меня вынуждаете. Как дела?
— Все отлично, мистер Бернсайд, — отвечаю я.
— Рого, я приехал сюда, чтобы пожать руку каждому работнику вашего завода, — рычит Бернсайд.
— Рого, я приехал сюда, чтобы пожать руку каждому работнику вашего завода, — рычит Бернсайд.

— Вы отлично потрудились, выполняя мой заказ. Чертовски хорошая работа! Те ублюдки пять месяцев проволынили, но так и не сделали то, что обещали. А вы справились за пять недель. Должно быть, напрячься пришлось, а?
Джонс опережает мой ответ:
— Мы с Баки сегодня вместе обедали, и я рассказал ему, как вам пришлось все бросить ради его заказа, как все силы были направлены на это, как каждый выложился на все сто!
— А… да, мы постарались, — говорю я.
— Не возражаете, если я еще побуду здесь? — спрашивает Бернсайд.
— Конечно нет, — отвечаю я.
— Это не повредит вашей производительности труда?
— Нисколько.
Я поворачиваюсь к Доновану и уголком рта говорю ему:
— Приведите сюда Барбару Пенн с фотоаппаратом. И пусть побольше пленки захватит.
Донован мчится в заводоуправление, а мы с Джонсом следуем за Баки, который продолжает свой путь по цеху. Теперь уже руки каждому рабочему жмем мы трое.
Я замечаю, что Джонни просто переполнен восторгом. Когда Баки несколько отдаляется и слышать нас не может, он поворачивается ко мне и вполголоса спрашивает:
— Какой у вас размер обуви?
— Десять с половиной, — говорю я. — А что?
— Я же должен вам пару туфель, — говорит он.
— Да ничего, Джонни, не беспокойтесь.
— Эл, мы на следующей неделе подписываем с людьми Бернсайда долгосрочный контракт — десять тысяч единиц модели 12 в год!
От этой цифры я едва не спотыкаюсь.
— Вернувшись в управление, я намерен поставить на уши всех своих людей, — продолжает он. — Мы раззвоним по всем углам о ваших успехах, потому что только ваш завод во всем филиале способен выпускать в срок качественную продукцию. С вашей продолжительностью производственного цикла мы захватим весь рынок! Теперь у нас наконец-то есть победитель.
Я сияю.
— Спасибо, Джонни. Но должен признаться, заказ Бернсайда не потребовал от нас каких-либо экстраординарных усилий.
— Ш-ш-ш-ш! Не надо, чтобы Бернсайд об этом знал, — говорит Джонни.
За спиной я слышу диалог двух рабочих.
— Что это все значит? — спрашивает один.
— Понятия не имею, — говорит другой. — Но сдается мне, что мы что-то сделали хорошо.»

На этом я заканчиваю рассказ о книге «Цель» Элияху Голдратта. Если Вы хотите узнать эту историю во всех подробностях – прочитайте книгу сами, а потом примените теорию ограничений на практике, и тогда каждый ваш подчиненный захочет положить руку Вам на плечо и произнести эту фразу, которой Элияху Голдратт закончил «Цель»:

Как олигарх каждому рабочему руку пожимал

А я, скромный автор статей статей о «Цели», горжусь Вами, моими читателями, и хочу поблагодарить всех, кто добавился ко мне в друзья ВКонтакте, чтобы обсудить теорию ограничений, за ваши интересные мысли и идеи.

Первые статьи здесь: №1 Мне 38 лет и я никчемный директор жалкого завода, №2 Секрет великого ученого не в силе его ума, №3 Как вывести на прибыль любой убыточный проект за 3 месяца, №4 В чем цель бизнеса? , №5 Теория ограничений, №6 Сотрудники сами придумают, как увеличить прибыль

Ваша Елена Позднякова

P.S.: Через неделю будем говорить О НЕМ САМОМ, великом ученом Элияху Голдратте. Ставьте лайк и до встречи в следующую субботу

Финальный очерк о Цели и Голдратте: https://zen.yandex.ru/media/finver/esli-vy-nikogda-ne-slyshali-o-goldratte-to-prochtite-etu-statiu-5a6ca7ebc890100a114c26db